ENG

«Спутник» омолодится и результаты будут не хуже». Директор школы «Нефтяника» о прогрессе Альметьевска

12.03.2021 в 15:00
«Спутник» омолодится и результаты будут не хуже». Директор школы «Нефтяника» о прогрессе Альметьевска
Поделиться

Владислав Бабанов рано закончил игровую карьеру, но сумел найти себя в качестве детского тренера. Судьба привела его в альметьевский «Нефтяник», где он вырос от наставника до директора клубной школы. В большом интервью руководитель одной из сильнейших хоккейных школ Татарстана оценил выступления воспитанников в «Спутнике», рассказал о работе школы и признался, что скучает по роли тренера.

«В школе «Нефтяника» нет такого, что я – директор, а ты – мальчик»

Babanov3.jpg

- Владислав Евгеньевич, в прошлом году вы достаточно уверенно предсказали выход «Спутника» в плей-офф. Признайтесь, вы знали то, чего не знал больше никто?
- Вывод о том, что мы будем конкурентоспособны на уровне лиги, можно было сделать после анализа работы школы. Она действительно развивается, нам построили современную тренировочную базу с бросковыми зонами, двумя ледовыми площадками, залом, медицинским центром. Наши мальчишки достойно смотрелись на уровне региональных соревнований, в играх с поволжскими, уральскими и московскими командами. Мы оценили их опыт, посмотрели на тот «материал», что у нас был и поняли, что «Спутник» может биться за место в плей-офф МХЛ. Клуб действительно может занять эту нишу на ближайшие пять-шесть лет, ведь и дальше подрастают очень талантливые ребята, они – наше будущее. Например, Никита Онишко, он 2006 года рождения. Парень играл в турнирах среди сборных регионов, в Кубке Сириуса, дважды становился лучшим бомбардиром, признавался лучшим нападающим. Онишко выделялся среди воспитанников сильных школ – ЦСКА, «Авангарда», «Ак Барса».

- Вторым вашим прогнозом был выход команды в финал. Как бы вы его прокомментировали сегодня?
- Это была уже «фантомная» идея (смеется). Но если посмотреть в турнирную таблицу, то все восемь команд, пробившихся в плей-офф, находятся в диапазоне пяти-шести очков. Плюс все сыграли между собой на равных – или по два раза обыграли друг друга, или выиграли хотя бы однажды. Силы равны, но многое будет зависеть от функционального состояния и психологии, настроя. Это уже лежит в плоскости работы тренерского штаба.

- «Спутник» входит в топ-5 команд по среднему возрасту. Это логичное следствие развития ребят или просто стечение обстоятельств?
- Сложно сказать. Конечно, мы хотим, чтобы ребята попадали в ВХЛ пораньше, но перед «Нефтяником» стоит задача бороться за Кубок Петрова, поэтому тренеры выбирают тех, кто поможет здесь и сейчас. В то же время нельзя не отметить, что молодежь подпускается – Артём Онишко, Тимур Закиров, Расим Шакиров и Айдар Назмутдинов сыграли немало матчей. Во второй паре постоянно играет Никита Евсеев. Да, в целом в «Спутнике» возрастная команда, но на следующий год мы омолодимся. При этом, уверен, что результат будет не хуже.

- Руководитель школы по-особенному прикипает к хоккеистам команды МХЛ?
- Конечно. Они же приходят к нам детьми, мы на протяжении многих лет работаем вместе. Они растут на наших глазах, мы следим за ними, всегда желаем им только добра и хотим, чтобы их мечты сбывались. В школе «Нефтяника» нет такого, что я – директор, а ты – мальчик. Они спокойно приходят ко мне в кабинет, я общаюсь с ними. Мы анализируем игры, вместе думаем, в каком направлении двигаться, решаем возникающие проблемы. Например, бывает так, что ребята говорят мне: «Мы пошли в зал». Я спрашиваю: «Зачем?». Они отвечают, что хотят поработать над выносливостью. Тогда я спрашиваю, а на каком пульсе? Выясняется, что они не ходили к тренерам, а подсмотрели что-то в интернете. Так не должно быть, если возникает необходимость, то все упражнения должны встраиваться в план. Но необходимо и понимание, а нужны ли они вообще? Делать что-то просто так – это работа в песок.

«Надеюсь, что ребята покажут свое мастерство в плей-офф»

- Как бы вы оценили игру «Спутника» в этом сезоне?
- Были хорошие игры, но были и отрезки не очень – такое бывает у каждой команды. Это из области психологии, игровой дисциплины. Такие вещи свойственны МХЛ – молодежи не хватает стабильности. Пять лет назад, когда мы только начали играть в лиге, «Спутник» занял по итогам сезона уверенное последнее место. Потом были предпоследними, далее – 11-12 место, хотя за четыре матча до конца еще были шансы попасть в плей-офф. В итоге споткнулись на тех, кого вполне могли обыгрывать. Сейчас же команда попала в заветную восьмерку и ни разу не опустилась ниже, держала свой уровень. Не было соперников, которым «Спутник» безвольно проиграл бы четыре раза. Все было в равной борьбе, ребята проявляли характер, умение терпеть, навязывали свою игру и доводили дело до победы.

- Что можете сказать про игру лидеров команды – Шолгина, Закирова, Насырова?
- Руководство, в том числе и президент клуба Ринат Ильдусович Шафигуллин верит в то, что ребята попадут в обойму и будут олицетворять собой «Нефтяник». Система выстроена таким образом, что ребят из МХЛ должны заменять воспитанники школы, а игроки «Спутника» – отправляться в ВХЛ. К 2023 году стоит задача добиться того, чтобы выпускники школы составляли костяк «Нефтяника», причем без всякого понижения задач команды.

- Кто-то сумел удивить вас в этом сезоне?
- Все сыграли на достаточно неплохом уровне для себя, пусть у каждого были взлеты и провалы. Мне очень приятно, что много игрового времени получил Ислам Гарайшин. Он – молодец, выходил и в большинстве, и в меньшинстве. Если год назад в отношении него был некий скепсис, да и вообще существовали проблемы с вводом его в состав, то сейчас это основной защитник «Спутника». Он – «игровик» с хорошим мышлением, катанием, пониманием игры и видением площадки. Пускай Гарайшин и невысокого роста, но он сумел превратиться в ведущего игрока, опередив по многим показателям более старших ребят. Хорошо себя показали Никита Евсеев и Тимур Закиров. Раиль Насыров сыграл на своем уровне, но он был хорош и в прошлом году. Надеюсь, что теперь ребята покажут свое мастерство в плей-офф.

- Судя по восприятию со стороны, татарстанский хоккей это нечто особенное. Это действительно так?
- Да, это так. Я сам из Пензы, но уже 14 лет живу и работаю в Альметьевске. Теперь местные ребята постепенно попадают в основную команду, «Спутник» на 98 процентов состоит из воспитанников нашей школы. Это очень приятно. Мы, как и весь татарстанский хоккей, действительно идем только вверх, ставим новые цели, решаем возникающие проблемы.

- В одном из интервью вы говорили, что хоккею в Альметьевске приходится конкурировать со многими видами спорта. Стал ли сейчас хоккей лидером?
- В Альметьевске развивают 53 вида спорта, хотя население всего 150 тысяч человек. Секций и возможностей для детей много, приходится бороться за ребят. Хоккей – дорогой вид спорта, если сравнивать с футболом, борьбой, гимнастикой и так далее. Поэтому нужно придумывать интересные вещи, чтобы привлечь родителей. Есть и другой момент – мы просматривали порядка 200 детей 2015 года рождения, в итоге осталось в два раза меньше.

- Насколько помогло объединение школ «Нефтяника» и «Ак Барса» в по сути одну структуру?
- Нельзя сказать, что это прямо одна структура. Была создана Академия хоккея «Ак Барс». По решению генерального директора «Татнефти» Наиля Ульфатовича Маганова она переехала в Альметьевск. Тут есть все условия, в Альметьевске будет работать группа методистов. Все остальное будет решать попечительский совет. У нас есть свои методики подготовки, но существует и программа «Красная машина». Мы используем базовые наработки и того, и другого. При этом никогда не указываем тренерам, как именно надо работать – они вправе выбирать. Да, на начальном этапе ребятам необходимы активные тренировки с переключениями, минимизация простоя, но в остальном это выбор тренера, его творчество. Нельзя загонять все в строгие рамки – «материал» год от года отличается.

«Стараемся оценить ребята правильно и беспристрастно»

Babanov.jpg

- Не секрет, что порой родители играют определенную роль в работе с совсем юными хоккеистами. Как школа взаимодействует, коммуницирует с ними?
- Мы пытаемся доносить до них свои идеи, другую информацию. Регулярно проводятся родительские собрания. Кроме того, мне всегда можно позвонить, я на связи. Также в этих целях используются аккаунт в Instagram, горячие линии. Без проблем не бывает, они периодически возникают. Есть амбициозные родители, которые считают, что их ребенок самый лучший, пытаются «двигать» его. Мы же пытаемся донести, что школа – не враг, мы стараемся оценить всех правильно и беспристрастно. Признаюсь, не всегда это получается, но конфликтов удается избегать. Может быть, это связано с тем, что Альметьевск - не такой большой город.

- Команды «Нефтяника» регулярно выезжали на турниры в Северную Америку. Насколько полезен был этот опыт?
- Команда 2005 года выезжала в Канаду по инициативе Президента Республики Татарстан Рустама Нургалиевича Минниханова в рамках взаимодействия с местной татарской диаспорой. Турнир не был уж очень топовым, но для мальчишек это был интересный опыт, они побывали в Монреале, посетили матч Национальной хоккейной лиги. Второй выезд был уже целенаправленным – на традиционный зимний турнир в Калгари отправилась сборная, состоящая из казанских и альметьевских хоккеистов 2003-2004 годов рождения. К сожалению, команде не удалось попасть в плей-офф – уступили со счетом 1:3 будущим чемпионам, а затем сыграли вничью. Не знаю, каково было ребятам из «Ак Барса», но для наших ребят это был огромный опыт, все-таки не каждому удается сыграть против канадских команд. Хоккей в Канаде сравним с религией, поэтому этот опыт можно оценивать исключительно позитивно. Я вижу, что после той поездки наши игроки приобрели определенные качества, которые мы не могли бы дать им у себя в регионе.

- Заметили ли вы разницу в подготовке юных хоккеистов?
- Методики, конечно, разные. В Канаде имеет место индвидуализация подготовки, к чему мы, кстати, тоже пытаемся прийти. В Северной Америке игроки нанимают себе тренеров для общих физических качеств или же занимаются этим вопросом самостоятельно, а тренер в команде работает исключительно над тактикой, схемами. У нас же все сводится к общекомандному развитию. Есть и «подкатки», но мы это не приветствуем. Сейчас в школе «Нефтяника» даются тренировки индивидуального характера, пытаемся сделать уклон именно на них. Что из этого выйдет – покажет время.

- Перенимает ли школа «Нефтяника» зарубежный опыт?
- Хоккей – игра, которая диктует свои требования. В Северной Америке другие площадки, следовательно, модели тоже иные. Канадцы больше нацелены на бросок, на взятие ворот. У нас же есть крен на комбинации - отдай пас, сыграй за счет партнера. Там же лед уже, поэтому можно бросать уже от борта. Но мы настраиваем ребят на то, чтобы в спорной ситуации они выбирали бросок. Стремимся к тому, чтобы они брали на себя ответственность, атаковали ворота, добивали шайбу, но пока это идет тяжело.

«Очень хотел бы вернуться на тренерскую работу»

Babanov2.jpg

- Вы довольно рано закончили игровую карьеру. Насколько легко вам было перейти на тренерскую работу? Насколько легко затем было стать фактически менеджером?
- Тяжело, когда ты заканчиваешь в силу таких обстоятельств. Год-полтора вообще была прострация, что дальше делать по жизни. Благо, что в Пензе мне предложили работу детским тренером, я погрузился в нее. Взял один возраст, потом сразу два. Ощущение, что где-то через пацанов можно реализовать свои мечты и амбиции, подстегнуло, дало стимул к работе. В Альметьевске это продолжилось. Функции директора же мне были абсолютно не свойственны, поэтому привыкал тяжело. Одно дело, когда ты занимаешься исключительно хоккеем, игрой, ищешь пути, решения. А здесь совсем другой фронт работы – нужно решать вопросы, связанные с финансированием, другие проблемы. Например, сломался автобус. Не скажу, что это мне прямо по душе, но раз взялся за эту работу, нужно делать ее качественно.

- Татарстанский хоккей является той сферой, где очень сильна роль местных кадров. Вы же, будучи уроженцем Пензы, сумели дорасти до руководителя школы одного из хоккейных центров республики. В чем секрет?
- Никакого секрета здесь нет. Нужно честно относиться к работе, любить, то, чем ты занимаешься, трудиться с душой. Больше ничего не надо.

- Эксперты в сфере бизнеса знают Альметьевск как столицу нефтедобывающей промышленности Татарстана. Для хоккейных специалистов на ум прежде всего придет «Нефтяник». Чем стал Альметьевск лично для вас?
- Альметьевск – небольшой, чистый город. «Татнефть» вкладывает в него большие средства. Наиль Ульфатович Маганов вырос здесь, он искренне любит Альметьевск. За 14 лет, что я тут, город очень сильно изменился в лучшую сторону. Строятся парки, зоны для досуга, появился дворец для водных видов спорта, театр, новые дома.«Нефтяник» же для меня – команда единомышленников. Мне очень нравится отношение Рината Ильдусовича Шафигуллина к жизни, людям, игрокам, коллегам, персоналу. Он заботится обо всех, это очень подкупает. Я получаю огромное удовольствие от работы в этой команде. Не бывает людей, которые не ошибаются, а когда это происходит, все приходят на помощь. Это дорогого стоит. В этом коллективе мне очень комфортно, за это я многое готов отдать.

- В блогосфере периодически поднимается вопрос, что «Нефтяник» достоин участия в КХЛ. Вы согласны с таким утверждением?
- Я думаю, что все сотрудники клуба и хоккеисты были бы очень рады поднять планку и попасть с «Нефтяником» в КХЛ. Но это прерогатива топ-менеджеров, руководителей региона.

- Начальником команды работает самый результативный игрок в истории «Спутника» Ильнар Динмухаметов, тоже рано закончивший карьеру из-за травмы. Вам как руководителю школы приятно, что воспитанник клуба нашел себя в нем в ином качестве?
- Это тоже поддержка со стороны руководителя клуба, о которой я говорил выше. Он не бросает людей, а ищет им применение, чтобы они раскрывались в новом качестве. Те, кто этого заслужил, всегда смогут реализоваться в клубе не только в роли спортсмена, но и в ином качестве. «Нефтяник» – действительно настоящая команда.

- Кем из современных воспитанников школы «Нефтяника» вы гордитесь?
- Наверное, это братья Марушевы. Я, возможно, меньше всего к ним отношусь, но они выпустились уже при моем директорстве. Максим, например, подпускался к основе в «Ак Барсе», попал на драфт НХЛ, возможно уедет за океан. А остальные наши воспитанники остались здесь. Мы верим, что они закрепятся до основы «Нефтяника» в ВХЛ. Дай бог им двигаться дальше, все зависит от них самих.

- Есть ли у вас хоккейная мечта?
- Скажу откровенно: очень хотел бы вернуться на тренерскую работу. Это и есть моя хоккейная мечта. Я говорю об этом не только вам – все про это знают. Хоккей – это эмоции, адреналин, драйв. Ничего не сможет заменить то, что происходит на площадке во время матча.

Александр Гребенников специально для mhl.khl.ru

ФОТО: ХК «Нефтяник»


Поделиться