ENG

«Если бы не хоккей, то связал бы жизнь с музыкой». Павел Ковальчук о своём детстве и хобби

01.04.2021 в 14:30
«Если бы не хоккей, то связал бы жизнь с музыкой». Павел Ковальчук о своём детстве и хобби
Поделиться

Защитник «Мамонтов Югры» Павел Ковальчук родился в семье музыкантов. Стал хоккеистом, но это не помешало ему научиться играть на трубе. Павел рассказал о начале карьеры в родном Салехарде, музыке в своей жизни и о звёздной хоккейной фамилии.

Переезд в Ханты-Мансийск и история 17-го номера

Павел родом из Салехарда. Это единственный город в мире, находящийся прямо на Северном полярном круге. Зимой там всегда ночь, солнца совсем нет, летом наоборот – светло целыми днями, но минусовые температуры могут стоять до середины мая.

– В Салехарде всегда очень холодно, в морозы часто не хотелось никуда идти. Ещё там есть северное сияние, оно обычно бывает зимой. Я даже не знаю, как его описать, это очень красиво.

Хоккеем Павел начал заниматься в 7 лет: попал с братом на игру Ночной хоккейной лиги, после чего мальчики захотели записаться в секцию. Тогда этот вид спорта в Салехарде развивался плохо. Команда выступала на детском турнире «Золотая шайба», потом на Первенстве России в группе Б, но ребята всегда играли на выезде – в Салехард никто не приезжал. Даже позже, когда они вышли в группу сильнейших, игры проходили в гостях у соперников.

– Родители могли смотреть матчи только по видео, и то не везде тогда ещё были трансляции. А к постоянным разъездам мы постепенно привыкли. Правда неудобно было совмещать со школой. Некоторые учителя с пониманием относились к занятиям хоккеем, но многих всё равно это не радовало. Я постоянно уезжал минимум на неделю: сначала на самолёте летели до Тюмени, оттуда ещё всегда ехали на автобусе, потом было две игры в одном городе, переезд и две игры в другом городе. Приходилось много долгов в школе исправлять, занимался с репетиторами, из-за этого было ещё меньше свободного времени.

Павлу пришлось переехать из Салехарда в 13 лет. Команда в родном городе распалась, игроки разъезжались по другим городам. Павел с отцом поехали на просмотр в Ханты-Мансийск, где игрок и остался. Его младший брат Владимир тоже занимается хоккеем, он через год закрепился в Тольятти.

– Мы заранее планировали переезд, поэтому это не было чем-то неожиданным. А брат младше меня, так что он еще год доиграл и тоже уехал оттуда. Мама, конечно, очень переживала, всё-таки 13 лет – это совсем небольшой возраст. Семья у нас осталась в Салехарде. В Ханты-Мансийске меня заселили в общежитие при колледже олимпийского резерва, там живут и обучаются все приезжие спортсмены. Сейчас я играю в МХЛ, и мы живём в гостинице «Олимпийская». Сначала я сильно скучал по дому, но потом привык. Первый год после переезда ещё приезжал к семье на Новый год, сейчас редко там бываю, последний раз удалось съездить на карантине. Хорошо, что мы живем в 21-м веке: всегда можно написать сообщение, либо созвониться по видео.

По словам игрока, сегодня в Салехарде дела с хоккеем идут намного лучше.

– Сейчас хоккей там развивается. Появилась команда ЮХЛ, её раньше не было. Домашние игры действительно проходят у ребят дома – в Салехард теперь приезжают другие команды. Ещё строят ледовый дворец под МХЛ Б, так что развитие идёт.
Павел Ковальчук сейчас играет в «Мамонтах Югры» под 17-м номером: такие совпадения, конечно, не случайны. Павел с братом с самого начала карьеры постоянно играли под 71-м или 17-м номерами.

– Меня часто спрашивают: родственники мы с Ильёй Ковальчуком или нет. Но мы просто однофамильцы. Это прикольно: я всегда восхищался им, он отличный игрок. Правда вживую его видел только, когда «Югра» ещё в КХЛ выступала, и Илья приезжал на матч в составе СКА. Я хотел сфотографироваться, сказать, что я тоже Ковальчук – но не было такой возможности, к сожалению.

ковальчук 3.jpg

Игра на трубе и современная музыка

У хоккеиста два музыкальных образования: Павел окончил детскую школу искусств и центр детского творчества ещё в Салехарде. Конечно, не последнюю роль в этом сыграл отец игрока – он работает педагогом по музыке, играет на всех медно-духовых инструментах.

– У меня вообще вся семья музыкальная. Мама играет на фортепиано, они с папой и познакомились в музыкальном училище. Я на трубе играю, брат на кларнете. Сейчас даже не помню точно, во сколько лет начал прям профессионально заниматься музыкой, но это был ранний возраст. Мне всегда нравилось: если бы приехал в Салехард, то с удовольствием бы что-нибудь исполнил. Но инструмент не брал в руки уже давно.

Игрок признается: в будущем, вероятно, купил бы себе трубу и играл в свободное время. Пока что такой возможности нет, а к выбору самого инструмента нужно подходить с умом, его просто так в магазине не купишь.

В детстве, по словам Павла, совмещать серьёзные занятия и музыкой, и хоккеем было тяжело.

– Но я везде успевал. Да, уставал, но нигде не пропускал занятия, и в школе хорошо учился. Там я в основном был до обеда, потом быстро перекусывал и шёл на тренировку. После – на занятия по музыке. И дома уже делал уроки и ложился спать. Ещё из-за того, что я уезжал в Ханты-Мансийск, мне пришлось быстрее проходить программу в музыкальной школе: нужно учиться девять лет, а я её окончил за семь.

Сейчас Павел слушает разную музыку, особых предпочтений у него нет. Но признается: творчество не всех современных исполнителей понимает.

– Например, Моргенштерн мне не нравится. В раздевалке ещё ладно, можно послушать, но чтобы в наушниках я его песни включил – точно нет. Из современных исполнителей могу выделить Скриптонита и XXXTentacion. Классическая музыка? Мне она очень нравится, но постоянно я её тоже не слушаю. Когда бываем на отдыхе где-нибудь, например, в Санкт-Петербурге, то ходим с папой на концерты симфонического оркестра.

По словам Павла, если бы он не стал хоккеистом, то скорее всего связал бы свою жизнь с музыкой, как папа.

– Отец в детстве лёгкой атлетикой занимался, но стал музыкантом. У меня тоже был выбор. Я когда музыкальную школу оканчивал, мог пойти учиться дальше. Но выбрал спорт, и сейчас ни о чем не жалею.

Ксения Горюнова специально для mhl.khl.ru

Поделиться