ENG

«Чем больше кричишь, тем меньше слушают». Ярослав Люзенков сделал чемпионом команду, четыре года не попадавшую в плей-офф

Плей-офф
Интервью
28.04.2021 в 14:30
«Чем больше кричишь, тем меньше слушают». Ярослав Люзенков сделал чемпионом команду, четыре года не попадавшую в плей-офф
Поделиться

До «Динамо» Ярослав Люзенков работал в «Сибирских Снайперах», с которыми стал обладателем бронзы.

Динамовцы до предыдущего сезона четыре года не могли попасть в плей-офф Молодёжной хоккейной лиги. В сезоне 2018/2019 команда заняла 11-е место в Западной конференции. После этого сезона её возглавил Ярослав Люзенков, сменив Александра Журика.

В первом же сезоне под руководством Люзенкова «Динамо» стало шестым в Западной конференции и впервые за пять лет вышло в плей-офф. Команда уступила в первом раунде розыгрыша Кубка Харламова, но прогресс был заметен. В этом сезоне Люзенков привёл «Динамо» к первому в истории клуба чемпионству: бело-голубые выиграли Западную конференцию, без поражений добрались до финала и в пяти матчах обыграли «Локо» − трёхкратного обладателя Кубка Харламова.

В беседе с Алексеем Шевченко Ярослав Люзенков рассказал о преображении команды, серии против «Локо» и отсутствии мата на скамейке.

- Согласитесь, что финальная серия против «Локо» не стала слишком сложной для команды.
- Сейчас можно говорить все, что угодно. Мы выиграли со счётом 4:1, вроде бы интриги не было. Но ведь было не совсем просто. В первой встрече победили лишь по буллитам. Во втором матче было полегче, но впереди нас ждала поездка в Ярославль. Это было самое сложное. Нам обязательно надо было взять хотя бы одну игру на выезде.

- И вы начали с поражения.
- Тогда после игры быстро обсудили с хоккеистами различные моменты. И когда выиграли четвёртую встречу, то стало значительно легче. Вот в этот момент впервые появилась мысль, что всё можем закончить в Красногорске.

- Поразило то, как команда встретила поражение в Ярославле. Никто не нервничал, никто не злился. Много улыбок, словно ничего не произошло.
- За сутки надо было отдохнуть, восстановиться, чтобы на следующий день выйти со свежей головой и делать на площадке то, к чему привыкли за время сезона. Не надо подстраиваться под соперника, нам это пользы не приносит.

- Какая была главная ошибка в третьей игре?
- Ребята вышли на лёд, посмотрели на трибуны, увидели большое количество зрителей и решили, что лучше отдать ярославцам территорию, сыграть исключительно на контратаках. Хоккеисты неправильно нас услышали. Да, контратаки нужны, но дополнительно к тому, что мы привыкли делать. После второго периода зашёл в раздевалку и сказал: «Пацаны, хорош уже. Мы просто пятимся к своим воротам, а этого нельзя делать». После этого моменты появились. Сравняй счёт в нужный момент Богдан Тринеев, инициатива была бы на нашей стороне. Не получилось, но свой хоккей начал возвращаться. Я задолго до сирены снял вратаря. Даже когда шайбу вынесли в среднюю зону, не стал возвращать Жеренко обратно. Подумал: какая разница, пропустим мы третью или нет, ведь был шанс сравнять.

- Заключительный матч получился странным, непохожим на другие.
- В молодёжном хоккее такие игры не редкость. Открытый хоккей с упором на атаку обеих команд. Сначала у нас всё получалось, но в третьем периоде ребята вдруг стали смотреть на табло, считать минуты, а это нам не свойственно, да и вообще нельзя так делать. Не стоит забывать, что Вадим Жеренко вышел на площадку не совсем здоровым. Накануне он отравился, был на таблетках. К нему вопросов по игре нет, но наши защитники, зная о проблеме, слишком старались помочь вратарю. И это приводило к тому, что они пытались за него ловить шайбы, мешая Вадиму заниматься своей работой.

- Дрогнуло ли у вас сердце, когда ярославцы сделали счёт 5:3?
- В голове уже стало крутиться, что игроки «Локо» в похожем стиле сумели догнать «Ирбис». С таким счётом мы ушли на перерыв, тренерский штаб старался донести до игроков, чтобы они выбросили из головы мысли о том матче, если они были.

- Нюансы понятны, но ведь от серии ждали совершенно другого. Вам не показалось, что вы встретились совсем не с тем соперником, к которому готовились?
- Может быть. Где-то они не сумели показать свой привычный хоккей. Я не могу объяснить, с чем именно это связано. Вряд ли с отсутствием вратаря, все-таки Егор Горшков, заменивший Егора Гуськова, выглядел очень прилично. С другой стороны, из-за потери вратаря ярославцы могли запланировать сыграть на контратаках. Но команда очень здорово сыграла во втором периоде последней встречи. Если бы они так играли всю серию, то нам было бы труднее.

- За «Динамо» выступает Даниил Гутик. Он был обменян в этом сезоне из Ярославля, был очень мотивирован. Приходилось ли вам успокаивать его, как-то сдерживать эмоции?
- Гутик вообще во всех встречах против «Локо» (включая регулярный чемпионат) был предельно настроен. К нему не приходилось подходить, что-то напоминать. Он шёл на площадку и доказывал сопернику, что они оказались неправы.

- Иногда эти эмоции приводили к ненужным удалениям.
- Было и такое. Но знаете, тогда надо было ко всем хоккеистам подходить и успокаивать. Это же молодые хоккеисты, которые рвутся в бой, иногда они слишком заводятся. Как-то пришлось сказать Даниилу, чтобы он успокоился, играл в хоккей, ни за кем не гонялся.

- Не всем клубам МХЛ в плей-офф помогли более старшие ребята из КХЛ или ВХЛ. Но у вас как-то все влились в коллектив.
- Про Дмитрия Рашевского скажу отдельно, а все остальные были в команде в прошлом году. У Вадима Жеренко прошлый сезон немного не удался и в нынешнем плей-офф он горел желанием исправиться за те неудачи. Тоже самое могу сказать про Владислава Михайлова, Олега Зайцева, Андрея Прибыльского, Егора Брызгалова и Егора Аланова. У них была дополнительная мотивация, они хотели реабилитироваться − это очень сильно чувствовалось. Теперь о Рашевском. Он сыграл за нас несколько матчей в чемпионате и было ощущение, что немного не то. Никак не могли нащупать с ним какую-то связь. Не всё получалось и в первых матчах плей-офф, не могли достучаться до нападающего. И лишь со временем он стал раскрываться на тренировках, почувствовал себя своим. Было ощущение, что изначально Дима стеснялся показывать тот хоккей, который может. Но он почувствовал, что в «Динамо» он такой же член семьи, как и все. Что этот коллектив двигается по направлению к одной цели. И у Рашевского выросли крылья, он стал приносить пользу.

- Что именно вы сделали в этой сложной ситуации?
- Никаких длительных бесед и собраний. Где-то пару слов на тренировке скажешь, но таких, чтобы хоккеист улыбнулся, осознал требования. Вселял в него уверенность. Рашевский сам начал понимать, что может многое и надо лишь проявить себя. А собрания в такой ситуации бессмысленны, потому что хоккеисты на них начинают слишком серьёзничать.

- Чей прогресс в этом сезоне ваш больше всего порадовал?
- На этот вопрос я ответить не могу, так как придется говорить про каждого хоккеиста. Меня радовало то, как трудились ребята в сезоне. Они друг друга подстегивали к работе. Да и мы с тренерским штабом постоянно напоминали, как важно, когда все отдаются работе на сто процентов. Тогда есть гарантия, что в трудный момент матча никто не подведет.

- А были люди в нынешнем сезоне, которые не смогли влиться в команду?
- Не так много, как годом ранее. Могу вспомнить лишь Александра Барахтина, приехавшего из «Омских Ястребов». Он сыграл один матч, но ещё на тренировках было видно, что немного не то, немного не так.

- Егор Смирнов рассказывал, что вы практически не ругаетесь, умеете подстегнуть кого-то простыми словами. Как вы пришли к тому, что мат на тренерском мостике не нужен?
- Егор очень сильно преувеличивает (улыбается). Но вообще меня ещё отец учил, что надо говорить без мата, спокойно. «Чем больше кричишь, тем меньше слушают», - повторял он. Наверное, этот опыт в плане общения с людьми мне и помогает. Во время сезона не срывался. Даже в прошлой регулярке, когда мы уступили «Куньлуню», собрание длилось секунд тридцать, там и особые слова были не нужны. Но в этом сезоне таких сложных периодов не было.

- Неудачно сыграли против «Сахалинских Акул» и «Тайфуна» дома.
- Мы уступили по буллитам, но для меня проблемы были очевидны. В тот период наши хоккеисты были под большими нагрузками. Очень тяжело свежо выглядеть на площадке, когда идут двухразовые тренировки.

- Тот знаменитый матч с китайским клубом динамовцы проиграли 0:1, хотя у соперника было полторы пятерки. Тогда много писали о том, что итог встречи подозрительный. У вас были сомнения?
- Никаких сомнений, я в парнях был полностью уверен. Да, много говорили, писали, но я сразу же дал понять, что вопросы к хоккеистам только по качеству хоккея. Если бы были хоть малейшие подозрения в ком-то, такого игрока у меня в команде не было бы.

- Сразу после вручения кубка вы сказали интересную фразу: «Если я завтра назначу тяжелую тренировку, то все на неё придут. Такой у нас коллектив». Тяжело было сделать такую команду?
- В прошлом сезоне было гораздо тяжелее. Тогда пришлось создавать команду по кирпичику, возникали различные сложности, но мы не опускали руки. В нынешнем чемпионате было гораздо легче. Прошлой весной сезон закончился досрочно, но в пандемию мы регулярно выходили на связь, делали совместные тренировки. Там была важна не физическая нагрузка, а общение. Хоккеисты должны были понимать, что о них постоянно думали. Все это привело к тому, что было очень легко. Парни спокойно переносили любые нагрузки, причем все вместе.

- Вы всегда подчеркивали, что с уважением относитесь к прессе. Но, рассказывают, что в плей-офф вы решили закрыться. Дрогнули?
- Немного не так. За время плей-офф я отказался только от двух мероприятий. Сначала команду хотели повести на футбол до начала серии против «Локо». Я выступил против этого, и не пустил телекамеру в раздевалку перед пятой игрой. Но не могло быть и речи, чтобы не пускать журналистов на тренировку.

- Мне очень нравится, как вы ведете себя на скамейке. Одинаково и после заброшенных шайб, и после пропущенных.
- Да вы меня не видели после седьмой шайбы в ворота «Локо»!

- Видел, но там бы любой не выдержал.
- Вообще я стараюсь держать эмоции при себе. Знаете, я начинал в «Крылья Советах» при Игоре Дмитриеве, а он всегда был очень спокойным на скамейке. И я перенял такую манеру поведения во время матчей. Да, внешне я спокоен, но если дам волю эмоциям, то это сразу скажется на хоккеистах, они же всё прекрасно чувствуют.

- Когда вас ждать в КХЛ?
- Не знаю. Любой тренер хочет работать на высоком уровне, но мне кажется, что к этому нужно быть на сто процентов готовым. Не просто прийти в КХЛ и быстро уйти. Нужно еще многому научиться. Например, общению со взрослыми ребятами. Тренировочный процесс, подготовка к играм – это не самое сложное, за это совсем не переживаю. Но именно повседневное общение со взрослыми хоккеистами – наука. Надо набраться опыта.


Алексей Шевченко

Поделиться