ENG

«После первых тренировок не хотел заниматься хоккеем». Капитан «Толпара» в новом сезоне хочет заиграть в КХЛ

Поделиться
13.07.2021 в 17:30

«После первых тренировок не хотел заниматься хоккеем». Капитан «Толпара» в новом сезоне хочет заиграть в КХЛ

Большое интервью защитника уфимской команды Павла Елизарова.

Для «Толпара» прошедший сезон стал самым успешным за последние десять лет. Уфимцы смогли завоевать бронзовые медали и дошли до полуфинала, где уступили будущему чемпиону МХЛ – московскому «Динамо». Защитник и капитан «Толпара» Павел Елизаров, начинавший молодёжную карьеру в «Омских Ястребах», снова стал одним из самых заметных игроков своей команды. Но игрок обороны по-настоящему начал зажигать ещё в сезоне 2019/2020, когда стал лучшим игроком лиги по показателю полезности («+56»), самым результативным защитником, набрав 47 (8+39) очков. По итогам сезона он был признан лучшим хоккеистом в своём амплуа. В большом интервью Павел вспомнил о серии с «Динамо», рассказал о своих проблемах с катанием и вспомнил о нежелании становиться защитником.

«Меньше всего хотел быть защитником»

елизаров павел (11).jpg

– Как начиналась ваша карьера?
– Однажды папа просто купил билеты на хоккей и взял меня с собой. Тогда «Авангард» играл ещё в старом спорткомплексе им. Блинова. Не помню, понравилось мне или нет, но после матча родители спросили, хочу ли я заниматься хоккеем. Я согласился, меня отвели в детскую спортивную школу. Получается, что с пяти лет начал тренироваться.

– Ваш отец уже тогда был хоккейным болельщиком?
– Нет, скорее всего это просто был обычный поход на игру, он решил взять меня с собой. Омск – это хоккейный город, там почти каждый человек следит за успехами «Авангарда».

– Какие были впечатления после первых тренировок?
– Я помню, что не хотел больше заниматься (смеётся). У меня не получалось кататься на коньках, почти всю тренировку пропустил, просто сидел на лавочке. Надо было тратить много сил, а я не особо трудолюбивый. Выходил только под конец, когда уже начинали играть в хоккей. Но со временем научился кататься. В детстве многие родители отдают детей в спорт, чтобы они не попали плохую компанию. Спорт развивает, ты становишься общительнее. Я всё детство учился и тренировался, поэтому не попадал в такие компании.

– Почему стали защитником?
– До десяти лет я играл в нападении, а потом мой первый тренер Дмитрий Викторович Смагин на каком-то из турниров поставил меня в защиту. Вообще, в детстве я мечтал стать вратарем, а защитником как раз меньше всего хотел быть (смеётся).

– А теперь вы один из лучших защитников МХЛ.
– Значит, тренер был прав (улыбается).

«Я был хорошистом, но потом появилась геометрия»

– Как учились в школе?
– В начальных классах у меня за год было только две или три четверки – по русскому языку, английскому и ещё по какому-то из дополнительных предметов. А потом уже пришлось выбирать между школой и спортом. Как говорил мой первый тренер Дмитрий Викторович, если учёба мешает хоккею, нужно её бросать. В итоге так и вышло. До шестого класса я ещё был хорошистом, но потом появилась геометрия. Из-за соревнований я пропустил все азы этого предмета, а потом уже отдельно всё это изучать не было особого желания. Единственная тройка в моём аттестате после девятого класса – по геометрии.

– Вы учились в обычной школе, или со спортивным уклоном?
– В Омске я ходил в гимназию. А когда уехал играть в Ханты-Мансийск, там мы всей командой жили и учились в Югорском колледже олимпийского резерва.

– Получается, у вас был переход ещё до Уфы?
– Да. Первый из Омска в Ханты-Мансийск ещё по детской школе. Он мне дался очень легко, потому что мы всей командой жили вместе, я постоянно с кем-то общался. А переезд в Уфу был тяжёлым, хотя были знакомые в команде. Понятно, что меня здесь ждали, на меня рассчитывали, но всё равно первое время было непросто. Находился постоянно один со своими мыслями, переживал из-за неизвестной системы. Но буквально дня через три мы уехали на выезд, там я уже освоился в коллективе.

– Где учитесь сейчас?
– В колледже в Омске на тренера. Если честно, я там не появлялся (смеётся). Но постоянно на связи со своим куратором. Если нужно сделать какие-то задания – я всё выполняю и оправляю. Очень ей благодарен, что она мне помогает.

– Если бы не карьера хоккеиста, чем бы вы занимались?
– Я не знаю. У меня даже не было времени, чтобы подумать об этом. Скажем так, кроме хоккея я ничего не умею.

– А когда пришло осознание, что вы действительно хотите быть профессиональным хоккеистом?
– Я бы сказал, что это не желание, я просто должен быть хоккеистом. Учиться уже поздно, заниматься другим делом – тоже. Осталось только играть. Это осознание пришло в первый год в молодёжке.

«15 минут на льду для меня мало»

елизаров павел (12).jpg

Михаил Васильев в интервью сказал, что год у вас вышел чуть разбитым. Согласны с ним?
– Да, сезон получился скомканным. На уровне МХЛ всё было отлично, а в Высшей хоккейной лиге не получилось завоевать доверие тренерского штаба, в некоторых матчах играл только по три-четыре минуты. Поэтому сам просился обратно в МХЛ, чтобы поиграть и почувствовать уверенность. Когда в ВХЛ был полный комплект защитников, меня отправили на выезд с командой МХЛ на две игры, но оставили до конца сезона. В итоге у меня самое большое игровое время в ВХЛ – 21 минута – как раз сыграно в последнем матче.

– Опыт в ВХЛ пока не очень радостный?
– Да, там немного другой хоккей. Мои знакомые, которые поиграли в ВХЛ, говорят, что там даже намного сложнее, чем в КХЛ. В «вышке» все команды в основном играют в заброс, больше силовой борьбы. По скорости я бы не сказал, что есть какие-то различия. Можно назвать команды, которые выделяются – «Кузня», «Югра», «Рубин». Плюс ещё в ВХЛ игроки возрастные, цена ошибки от молодёжи для них очень высокая.

– Дебют в КХЛ – одна из целей на будущий сезон?
– Конечно. Уже надо заявлять о себе. У меня есть проблема с катанием, которая не дает мне подняться на уровень выше. Как только она будет устранена – всё сразу пойдёт в гору.

– Что не так с катанием?
– Я практически не сгибаю ноги. Кто-то говорит, что такое катание – моя особенность, другие – что у меня слабые ноги. Эта проблема возникла в МХЛ. Здесь скорости выше, чем в детском хоккее. Но в Омске мне вообще никто не говорил про моё катание. Я знал, что у меня есть эта проблема, но никто не акцентировал на ней внимание. А в Уфе уже сказали, что нужно работать над ней, чтобы попадать в первую команду. Для меня это не больная тема, но да, я стараюсь сделать ноги сильнее.

– Как оцените прошедший сезон для «Толпара»?
– Я считаю, что он был хорошим, даже успешным для нас. Думаю, «Динамо» просто было сильнее. У нас в четвёртой пятерке выходили «масочники», совсем молодые пацаны, а у них ребята, которые по 20 матчей в КХЛ отыграли.

– Какие ошибки команде нужно исправить в межсезонье?
– Мы просто должны двигаться в том же направлении, продолжать работать. На командном ужине я сказал, что в следующем году буду играть в МХЛ, у нас ещё будет шанс выиграть кубок вместе.

– А какая была атмосфера в раздевалке?
– Вообще не было проблем. Мы все молодые пацаны, нам лишь бы посмеяться, да дождаться быстрее игры.

– Вы стали лидером по среднему времени (25 минут 14 секунд в регулярке, 21 минута 53 секунды в плей-офф – прим. МХЛ). Когда играете так много, это сразу заметно или же только после матча?
– Бывает по-разному, особенно когда первая игра вечерняя, а вторая – дневная. Например, в первом матче ты провёл 30 минут, у тебя остаётся меньше суток на восстановление. А ещё я после игр тяжело засыпаю. Не то, чтобы я продумывал какие-то моменты, у меня просто адреналина много вырабатывается, вроде хочу спать, но не могу. Если честно, вообще не понимаю, как можно играть мало времени. Например, в ВХЛ я по 15 минут проводил на льду. Это хорошие цифры, но мне не хватает.

«Считаю, что аренда в КХЛ – плюс для развития»

– В системе «Салавата Юлаева» есть система развития молодых игроков. В чём заключается такой подход?
– На каждую нашу игру приходит руководство. Не знаю, есть ли такая система где-то ещё. Это очень приятно, потому что после успешного матча тебя могут сразу отправить играть во взрослую лигу. Когда был период коронавируса, руководители не стали отменять игры, а дали шанс ребятам из МХЛ проявить себя в «вышке». А игроки из ВХЛ получили вызов в КХЛ. Конечно, когда есть шанс для молодёжи – это всегда плюс для развития.

– В КХЛ официально появилась аренда. С точки зрения молодого игрока – это хорошо?
– Смотря, в каком клубе ты находишься. Если это топ-команда, то аренда – это хорошо, потому что в КХЛ место для молодого игрока никто не отдаст просто так. Поэтому появляется шанс заявить о себе в другой команде, особенно в клубах, которые активно работают с молодёжью. А если ты находишься в более слабой команде, то даже нет смысла думать об аренде, нужно самому зарабатывать место в составе. В любом случае я считаю, что аренда – это плюс.

«Лучший отдых – это лежать на пляже»

– Чем обычно занимаете себя в переездах во время сезона?
– Обычно слушаю музыку, играем с ребятами в карточные игры, в «Мафию». Я вообще не люблю долгие переезды в автобусе, совсем не могу в нём спать. Готов лучше трое суток проехать на поезде. Как-то с командой ВХЛ мы добирались 19 часов на автобусе, я всё это время просто пытался заснуть. Уже даже выпил снотворное, но всё равно не получилось. Просто ждал, когда же мы наконец-то приедем.

– А самый комфортный транспорт – самолёт?
– Долгие перелёты тоже тяжело переношу. Мы с друзьями летели четыре часа на отдых в Сочи – еле высидел.

– Какую музыку любите слушать?
– Не могу слушать английские песни, потому что не понимаю, о чём в них поётся. Слушаю русский рэп и шансон. Любимая песня? Мы с другом обожаем «Золотые купола» (смеётся).

– Как в целом проводите отпуск?
– В сезоне я в основном всё свободное время провожу дома, поэтому в отпуске каждый день вижусь с друзьями. Мы проделываем один и тот же маршрут в Омске, потому что больше сходить некуда (улыбается).

– Как относитесь к путешествиям?
– Не особо люблю, потому что для меня отдых – это лежать на шезлонге. В Сочи меня друзья куда-то пытались вытащить, я постоянно ворчал, а они ворчали на меня (смеётся). Для меня лучший отпуск – это Турция. У нас были планы поехать туда, но границы закрыли, поэтому мы были в Сочи. А вообще хотел бы побывать на Мальдивах.


Ксения Горюнова

Поделиться