ENG

«Смотрели на меня как на дурачка: все из Хабаровска в Санкт-Петербург, а я наоборот». Артём Кузьменко – один из самых молодых тренеров МХЛ

Поделиться
17.02.2022 в 16:00

«Смотрели на меня как на дурачка: все из Хабаровска в Санкт-Петербург, а я наоборот». Артём Кузьменко – один из самых молодых тренеров МХЛ

Артёму Кузьменко в начале января 2022-го исполнилось 24 года. Он проводит дебютный сезон в качестве тренера по физической подготовке в «Амурских тиграх» и является одним из самых молодых специалистов в Молодёжной хоккейной лиге.

В сезонах 2015/2016 - 2017/2018 Кузьменко выступал за «Амурских Тигров» в МХЛ. В большом монологе специалист рассказал о тонкостях физической подготовки хоккеистов, Владивостоке и отношении с игроками.

«Во Владивостоке не было крытых катков и дворовых команд»

− Когда я в пять лет в первый раз увидел чемпионат мира по хоккею, то влюбился в этот вид спорта и захотел им заниматься. Во Владивостоке на тот момент не было крытых катков и даже дворовых команд. Единственная хоккейная арена находилась в Уссурийске, почти в 80 километрах от моего города, поэтому меня отправили в плавание.
Я надеялся стать хоккеистом, поэтому параллельно начал тренироваться на открытом льду. Из-за погоды количество таких тренировок ограничено, выходило всего три месяца, в остальное время пришлось заниматься общей подготовкой.
В 11 лет я приехал на просмотр в Хабаровск, меня взяли в местную спортивную школу. Со мной начинал Виталий Кравцов, он точно также тренировался во Владивостоке, а в Хабаровск ездил, чтобы играть.
Через некоторое время команда моего года рождения развалилась, а я переехал в Санкт-Петербург и продолжил играть в хоккей там. Потом был «Атлант» и наконец «Амурские Тигры».

«В 17−18 лет думаешь, что все вокруг не правы, кроме тебя»

– Считаю, что первый сезон в МХЛ провёл хорошо, но дальше как-то не получалось. Столкнулся с тем, что не мог развить те или иные кондиции, а когда стал получать тренерское образование и погружаться в вопросы физической подготовки, то понял, что многое делал неправильно. Нужно было больше внимания уделять определенным моментам и прислушиваться к другим. В 17−18 лет думаешь, что все вокруг не правы, кроме тебя.
В последний год перед расторжением контракта наладил общение с тренером по физподготовке «Амура» Денисом Богдановым. Я у него просто спрашивал, какую специальную литературу читать и что нужно изучать. С этого момента он начал мне помогать и подсказывать.
После того как закончил с хоккеем, я занялся самообразованием. Основной момент — теория, потому что к практике приходишь, когда у тебя есть какая-то матчасть в голове. Свой фундамент я строил с помощью нескончаемого потока литературы по анатомии и физиологии, чтобы понимать тренировочный процесс – как работает тело, как оно реагирует на нагрузки. Если просто использовать упражнения, то это ничего не даст.
Когда получил профильное высшее образование, у меня уже был какой-то теоретический фундамент. После этого я очно проходил обучение в Институте клинической прикладной кинезиологии в Санкт-Петербурге. Там занятия семинарного типа, которые проводили действующие врачи. Мы разбирали тонкости кинезиологии — как работает тело и как правильно с ним работать.
Параллельно получал и практический опыт. Занимался с пловцами, баскетболистами, естественно, хоккеистами, даже была девочка фехтовальщица. Проводил тренировки для трёхлетних детей.

«Категорически против, чтобы люди после игровой карьеры тут же шли тренировать»

− Когда у человека есть опыт игры в ВХЛ, МХЛ, КХЛ, то ему проще найти пути закономерности успеха. При этом моя душевная боль номер один – я категорически против, чтобы люди после игровой карьеры тут же шли тренировать. У них мысли, что они это всё проходили и могут теперь преподавать.
Нет, обязательно должно быть профильное образование, причём не только физкультурного института. Там не дают тех знаний, которые пригодятся для качественной работы. Я четыре года в этой сфере, и всё равно чувствую, что знаний у меня недостаточно. Учиться необходимо каждый день.

«В хорошем силовом игроке не нужно развивать супертонкие скоростные качества»

− Когда работал в Питере, появилось свободное окно в «Амурских Тиграх», я тут же откликнулся на вакансию. Они рассматривали разные кандидатуры, но пригласили меня, узнав, что я местный. При этом у меня была практика и теория.
Само предложение от клуба поступило под новый год, я сразу сказал «да». Решил, что оставлю все свои наработанные вещи в Питере и приеду в Хабаровск. Мои знакомые тогда смотрели на меня как на дурочка, ведь обычно все едут из Хабаровска в Санкт-Петербург, а я наоборот. Но в моём возрасте это крутой опыт, который не с чем сравнить по эмоциям.
В сезоне работа всегда одинаковая. Исходим из условий календаря — готовимся к играм, соблюдаем циклы. Главное понимать, как правильно нагрузить, как правильно восстановить хоккеистов. При этом, большой объём работы с травмированными, чтобы они быстрее вышли на лёд.
Мы не стараемся выводить команду на пик физической формы, это больше подходит для клубов КХЛ. В МХЛ много травм, а ещё у молодых игроков из-за неокрепшего психологического фона не получается стабильно хорошо играть, поэтому состав чаще меняется, чем во взрослом хоккее. В таких условиях нужно каждого готовить к каждой игре. Основная задача - восстановить хоккеиста к следующему матчу. Если грамотно всё делать, то спортсмен будет прогрессировать, а не улетать в функциональную яму. Как-то один из тренеров КХЛ сказал: «У нас запланированный спад». Мы не можем себе такого позволить.
В работе с главным тренером нет никаких стыков, мы мыслим в одном направлении, взаимопонимание у нас очень хорошее. Весь тренерский штаб работает, как единое целое. Если есть какой-то момент, который поддаётся дискуссии, то мы все вместе обсуждаем, что лучше и как лучше. У одного человека два глаза, а у пятерых десять. Главный тренер может спросить у меня про спортивную форму игрока: ленится хоккеист, или не успел восстановиться.
При составлении плана тренировок исходим не только из возраста или амплуа. Мы выбираем нагрузку индивидуально, учитываем способности и телосложение игроков. Он больше силовой или взрывной спортсмен? Считаю, что в хорошем силовом игроке не нужно развивать супертонкие скоростные качества. Нужно работать с тем, что есть.
В какой-то период, одному игроку нужно больше нагрузиться, а другому меньше, ведь кто-то больше времени проводит на льду, кто-то меньше. Особенно это касается хоккеистов не основного состава. Игра – самая пиковая нагрузка в сезоне, кто не участвует в матчах, получает дополнительную нагрузку на тренировках. Здесь всё индивидуально.
Есть такие чекпоинты по оценке работы: как команда вышла со сборов, как игроки чувствует себя перед новогодним перерывом и в конце сезона, сколько травм в команде. С помощью знаний в области кинезиологии можно предотвратить их. Наша задача не только, чтобы ребята были сильными, но и здоровыми.
И, конечно, нельзя стоять на месте. С каждым годом что-то новое происходит. Появляется новый инвентарь, новые подходы к тренировкам, уже надо отходить от старых систем подготовок. Можно посмотреть, как сейчас выступают хоккеисты из Европы или США. Они отказались от той нагрузки и тренировок, которые были в 90-х и 80-х годах. Я постоянно ищу что-то новое, могу сперва упражнение проверить на себе, потом смотрю, как изменились показатели. Если есть положительный результат, то начинаю давать это игрокам.
Очень важно понимать, как работает упражнение и на что оно влияет. Например, силовая нагрузка однотипна, с другой стороны, не все знают, как правильно её использовать. Бесконечные приседания, выпады, становые тяги с огромными весами – всё это уходит в прошлое. Сейчас силовая нагрузка идёт в совокупности со взрывной и скоростной.
Вообще, я сейчас вспоминаю, как нас тренировали ещё лет пять назад – из этого я взял процентов 20, остальное всё новое. Если мы говорим про сезон, то кросс хоккеисту нужен как восстановительный момент. Я пропагандирую пробежки и велосипед после игры, но на определённом пульсе и за определённое время, чтобы ускорить процессы распада и восстановления. А раньше у нас беговые нагрузки были в каком-то кошмарном количестве. Они нужны, но в адекватном объёме. Условно, два кросса за всё время сборов, направленных на развитие аэробных качеств, этого хватит. Мы столько не бегаем, даже во время сборов супернагрузок беговых у нас не было. И вот сейчас команда хорошо бежит, это говорит, что и без безумных кроссов можно добиться результата.

«Думаю, как к им тяжело, но работать нужно»

– Отношения с игроками у меня отличные. Парни соблюдают субординацию, несмотря на незначительную разницу в возрасте, обращаются на «вы». При этом стабильно просят меня где-то снизить нагрузки, халявщики (улыбается). Моя задача не сделать кому-то приятно, а пользу принести.
Бывают моменты, когда ребятам попадается сильная нагрузка в определённом цикле, в этот момент думаю, как им тяжело, но работать нужно.
Что касается отсутствия тренеров по физической подготовке в части клубов, то это вопрос финансирования в первую очередь. Большая часть команд не может позволить у себя в структуре ещё одно звено. Иногда главный тренер уверен, что может совмещать несколько обязанностей. Я считаю, что в каждом клубе должен быть отдельный специалист по физической подготовке. Мы погружаемся в это дело полностью, не думаем о тактике, а концентрируемся только на кондициях игроков.

Николай Богданчиков

Поделиться