«Я был девятым вратарём». Вячеслав Пекса прошёл путь от непопадания в основу до одного из лучших в МХЛ

Поделиться
02.03.2022 в 15:00

«Я был девятым вратарём». Вячеслав Пекса прошёл путь от непопадания в основу до одного из лучших в МХЛ

Казанский вратарь о трудном пути к МХЛ и прорывном сезоне.

Вячеслав Пекса встал на коньки в три года, но потом занимался другими видами спорта: дзюдо, плаванием, баскетболом и акробатикой. В 11 лет он окончательно решил, что хочет играть в хоккей. Путь в профессиональный спорт был трудным: сначала Пекса тренировался во втором составе команды в магнитогорской ДЮСШ, а когда попал в основу, пришлось делить позицию с девятью вратарями. Потом был переход в казанскую школу «Динамо», альметьевский «Спутник» и обратный переезд в Казань – в систему «Ак Барса».

В сезоне 2019/2020 Пекса не сыграл ни одного матча, в 2020/2021 – 17 игр, в которых одержал восемь побед. В сезоне 2021/2022 Пекса – один из лучших вратарей МХЛ: лидер по количеству «сухих» матчей (девять). Он находится в тройке лучших по коэффициенту надёжности (1.76) и на втором месте по проценту отражённых бросков (93,8%).

«Хочется побить рекорд Гуськова». Вячеслав Пекса о позднем старте в хоккее и сильном прогрессе в МХЛ

В интервью пресс-службе МХЛ Вячеслав Пекса рассказал о своём хоккейном пути, планах на будущее, любви к баскетболу и как однажды чуть не закончил карьеру из-за учёбы в медицинском классе.

«Начинал в составе тех, кто не мог пробиться в основу»

– Вы рассказывали, что начали заниматься хоккеем в 11 лет, до этого ходили в разные секции. Как долго занимались другими видами спорта?
– Везде понемногу: два года ходил на плавание, год на дзюдо, полтора года занимался баскетболом и ещё два акробатикой. Я не мог сидеть на месте, поэтому менял секции друг за другом. Но хоккей в моей жизни появился раньше – в три года я встал на коньки, а в пять лет пришлось уйти, не получалось посещать по времени. Так что в 11 лет я вернулся к началу.

– Почему сменили много секций?
– Заканчивался год, нас отпускали на каникулы. После отдыха мама спрашивала, хочу ли я снова идти на занятия. Часто у меня пропадал интерес, мы искали другой вид спорта, который понравится. А в 11 лет я сказал, что хочу вернуться в хоккей. Родные всегда меня поддерживали, поэтому не были против. Так и сейчас: они смотрят все игры, постоянно рядом со мной.

– Как на вас отразились занятия в этих секциях?
– Я с раннего детства знал, что такое конкуренция. Многие навыки пригодились: у меня хорошее дыхание и устойчивость к высоким нагрузкам, пластичность и гибкость. Сейчас я очень люблю баскетбол, слежу за НБА и Единой лигой ВТБ. А по специфике мне нравилась акробатика: там много разных красивых и сложных элементов, которые нужно усиленно тренировать. Я набрал навыков от всех спортивных секций и вернулся в хоккей.

– В семье кто-то имеет отношение к спорту?
– Мама до 17 лет занималась художественной гимнастикой, пришлось закончить из-за травмы. Младшая сестра ходит на синхронное плавание. Ей 12 лет и рано говорить о больших успехах, но у неё получается. А дедушка всегда был ярым хоккейным болельщиком, знаком со многими игроками из Магнитогорска. Поэтому он больше всех меня поддерживал и направлял.

– Когда снова попали в хоккейную секцию, какие были впечатления?
– Занимался ради удовольствия. По моему году рождения тогда было два состава: основной и, как шуточно называли его родители, «группа здоровья». Во втором были те, кто не мог пробиться в основу, я начинал там. Сначала играл в поле, был защитником, но больших перспектив не было.

– Как стали вратарём?
– В конце сезона в детских командах есть традиция меняться формой и позициями. Мы обменялись с вратарём, и мне очень понравилось. Помню, тогда сказал: «Когда в тебя летят шайбы – это прикольно» (смеётся). Звучит, как будто я мазохист, но аргумент был такой. Тренер по вратарям в ДЮСШ сказал деду, что из меня можно что-то «слепить». Большое спасибо дедушке, что поверил в меня и купил форму. Я начал играть на позиции вратаря в «группе здоровья», потом меня перевели в первый состав. Радости не было предела, был очень доволен, что получил шанс.

3Mqyr0S6c2o.jpg

«Мне нравится медицина. Бабушка всегда хотела, чтобы я стал врачом»

– Позже вы перешли в казанское «Динамо». Почему?
– Как бы удивительно ни звучало, в первом составе я был девятым вратарём. Из-за этого не удавалось много тренироваться, не было никаких перспектив. С каждым годом из команды уходили по два-три человека, когда мне было 13 лет, я стал третьим вратарём, а через год вторым. Но руководство очень хвалило первого номера, он был в порядке. Я понимал, что у меня нет шансов стать хорошим вратарём, ведь для этого нужна игровая практика. Поэтому думал либо заканчивать карьеру, либо искать новый клуб.
Дедушка позвонил в «Ак Барс», там сказали, что вратари не нужны. Тогда он обратился в «Динамо», меня пригласили на просмотр. Перед тренировкой я не спал всю ночь, очень волновался. Но всё прошло хорошо, я остался в команде. Пару месяцев жил в квартире, которую снимал клуб для приезжих игроков. Освоился легко, было много ребят из Магнитогорска. Потом в Казань переехала мама, я жил с ней.

– В 2019 году вы перешли в альметьевский «Спутник». Ради игры в МХЛ?
– Я провёл сезон в ЮХЛ со старшим возрастом. Неплохо отыграл 40 матчей и почувствовал, что на следующий год буду деградировать, поэтому попросился в МХЛ. Мне предложили просмотр в Альметьевске. Вместе со мной там было пять или шесть вратарей, по иронии судьбы один из них – тот самый голкипер из Магнитогорска. Но он первым уехал в обратном направлении, а меня оставили. Мы подписали контракт и отправились на выезд на месяц. Уже в последнем городе мне сказали, что нужно ещё на неделю съездить с командой ВХЛ – у них тогда заболел третий вратарь. В одном из городов я спускался в лифте с работником клуба «Нефтяник». Он сказал: «Ты же Пекса? В курсе, что уезжаешь в Казань? Тебя обменяли». Я удивился, но был очень рад. После выезда собрал вещи и уехал в систему «Ак Барса».

– Как проходила адаптация?
– У меня было много знакомых в «Ирбисе», поэтому сразу создалась дружеская атмосфера. Плюс в Казани жила мама, больше не нужно было каждые выходные ездить по 250 км, чтобы с ней увидеться.

– Как удавалось совмещать занятия хоккеем, переезды и учёбу в школе?
– Больших проблем с учёбой не было. Моя бабушка всегда хотела, чтобы я стал врачом. В девятом классе на ОГЭ я сдал биологию и химию и поступил в медицинский класс. Тогда играл в «Динамо» и чуть не закончил с хоккеем, потому что не успевал совмещать занятия и тренировки. Мне разрешили пару раз в неделю тренироваться не со своей командой.
После сезона в ЮХЛ окончательно выбрал хоккей. В 11 классе пошёл в обычную школу, но в «Ирбисе» не получалось пропускать тренировки, поэтому обучение ушло на второй план. За год я посетил школу примерно семь раз. Но в моём аттестате только одна тройка, кстати, по химии. Учительница не разрешала сдавать домашние задания дистанционно, я ничего не делал, а она мне ставила тройки. После школы поступил в Поволжский государственный университет физической культуры, спорта и туризма, учусь на тренера.

– Сейчас остался интерес к медицине?
– Меня с детства привлекала эта тема, до сих пор могу посмотреть лекции или почитать что-то в интернете. Когда мы проходим медосмотр, мне всегда интересно поговорить с врачами – узнать о каких-то патологиях, чем и как их лечить.

«Планы на следующий сезон грандиозные, нужно работать и становиться сильнее»

– Вы лидер в МХЛ по количеству «сухих» матчей, в тройке по коэффициенту надёжности, на втором месте по проценту отражённых бросков. Для вас важна личная статистика?
– Моя статистика – это второстепенное, не сильно забочусь об этом. Старт регулярного чемпионата не задался, было восемь поражений подряд. Поэтому у меня была единственная цель – помочь команде выйти в плей-офф. Хорошо, что сейчас такая статистика, но я не обращаю на это внимание. Главное – команда.

– В психологическом плане стало легче играть?
– В сезоне 2019/2020 я не провёл ни одного матча. Прошлый год получился скомканным: выходил нечасто, постоянно были взлёты и падения, то удачные игры, то нет. В этом сезоне я уже понимал, что нужно серьёзнее подходить к делу и доказывать, что я могу быть первым номером. Поэтому и настрой стал другим. Конечно, статистика придаёт уверенности. Стабильность появилась после нескольких проведённых матчей: тогда я стал больше играть, привык к уровню лиги. Ещё важна поддержка команды, ребята всегда подбадривают.

Вы пока не играли в ВХЛ и КХЛ. Как к этому относитесь?
– Есть такая цель, но считаю, что всему своё время. Не хочется загадывать, что будет в следующем сезоне, я стараюсь улучшать свою игру, чтобы попасть в ВХЛ и КХЛ. Планы грандиозные, осталось начать их реализовывать.

– Не жалеете, что не вызывались в молодёжную сборную?
– Можно сказать, «пока» не вызывался (улыбается). По 2002 году рождения есть вратари, которые на голову сильнее меня – Ярослав Аскаров и Егор Гуськов. Они серьёзные конкуренты, но это только мотивирует работать и стремиться стать лучше. Я думаю, что всё впереди. Есть прекрасный пример Ивана Федотова, который в прошлом сезоне был не основным вратарём в «Тракторе», а в этом сыграл все матчи на Олимпиаде. Так что за короткое время многое может измениться.

– В «Ирбисе» играет Нассер Субхи, который реализовывает буллиты в стиле слоумо. Как это оцените?
– Когда буллиты бьют медленно, это немного сложнее, потому что игрок может совершить много манёвров. Нассер не всегда тренирует броски в этом стиле, любит пробовать что-то новое. Могу сказать, что мне он забивает нечасто (смеётся).

– Зато вы готовы к таким буллитам на будущее.
– Я ко всем готов (улыбается).

«Не нужно копировать чей-то стиль. Надо создавать себя – Пексу»

– «Торонто» выбрал вас на драфте НХЛ в 2021 году под общим 185-м номером. С вами связывались?
– За пару месяцев до драфта разговаривал с представителями «Торонто». Мой агент сказал, что у них было всего три выбора. Я думал, что шансов мало, но меня задрафтовали. Это один их самых больших клубов в НХЛ, очень высокого уровня, поэтому рад, что оказался в их системе. Сейчас со мной часто связываются, следят за игрой. Тренер вратарей «Торонто Марлис» из АХЛ пишет после побед, спрашивает, сколько бросков я отразил.

– Многие говорят, что вратари странные. Вы согласны с этим утверждением?
– У каждого голкипера есть своя странность. Какая у меня? Даже не знаю. Может быть то, что я получаю удовольствие от риска. Это касается как хоккея, так и жизни. Например, раньше катался на сноуборде. Также многие вратари – закрытые люди, хотя я не такой. В раздевалке со всеми могу поговорить и посмеяться. Разве что перед играми ухожу в себя и избегаю общения. Возможно, моя странность в ритуалах. У меня их очень много. Например, я всё надеваю с правой ноги: гетры, коньки, щитки.

– Как реагируете на поражения?
– Я ненавижу проигрывать, каждое поражение сложно переносится. Стараюсь не думать об этом. Как расслабляюсь? Ничего особенного: играю на компьютере или просто лежу. Я не очень люблю куда-то ходить, свободное время в основном провожу дома. О хоккее никогда не забываю: смотрю обзоры, буллиты разных команд.

– Стиль каких голкиперов вам нравится?
– Люблю двух разных по стилю вратарей: Кэри Прайса и Марка-Андре Флери. Прайс играет в стойке, по позиции, а Флери на щитках, делает красивые сейвы. Оба стиля полезны и эффективны. Но дедушка с детства мне говорил, что не нужно ни за кем следить. Надо создавать себя – Пексу.


Ксения Горюнова      

Поделиться

Наши партнеры