ENG

Станислав Шумик: «После завершения карьеры полгода рыдал в подушку. Слава Богу, хватило ума не уйти в криминал»

Поделиться
18.04.2022 в 16:00

Станислав Шумик: «После завершения карьеры полгода рыдал в подушку. Слава Богу, хватило ума не уйти в криминал»

Станислав Шумик — об итогах дебютного сезона в МХЛ, серии с «Омскими Ястребами» и конфликтах с родителями в период работы детским тренером.

Станислав Шумик – одно из самых ярких тренерских открытий сезона 2021/2022. В дебютном регулярном чемпионате 35-летний воспитанник магнитогорского хоккея выиграл со «Стальными Лисами» Восточную конференцию, был выбран главным тренером команды Востока на Кубок Вызова в Челябинске, а также дошел с уральской молодёжкой до второго раунда плей-офф, уступив в драматичной серии «Омским Ястребам». В интервью официальном сайту МХЛ Станислав Шумик рассказал об итогах дебютного сезона, серии с омичами и работе детским тренером.

«И парням не хватило опыта, и мне как главному тренеру»

— Был ли у вас после серии с «Омскими Ястребами» разбор полётов с руководством?
— Конкретного подведения итогов еще не было, потому что первая команда играет в плей-офф Кубка Гагарина. Было общение в неформальной беседе. Мы спросили у руководства, как оно оценивает прошедший сезон, который для многих из нас стал дебютным. И предварительно нам сказали, что сезон получился достаточно неплохим. В последней игре где-то и парням не хватило опыта, и мне как главному тренеру.

— Каких знаний лично вам могло не хватить в дебютном сезоне?
— Определённая база знаний у меня была и есть. Но, честно признаюсь, до последней игры не знал, что в МХЛ нельзя брать тренерский запрос на положение «вне игры».

Перед пятым матчем с «Омскими Ястребами» на собрании сказал ребятам, чтобы они выдохнули и играли в хоккей, который мы показывали весь сезон. Хотел, чтобы мы продолжали проповедовать нашу идеологию —созидательный хоккей с контролем шайбы и небольшим уклоном на строгость. Наверное, ребята были чересчур напряжены обстановкой, потому что игра решающая. Старался успокоить и расслабить хоккеистов: просил ребят улыбаться и выйти с хорошим настроением, чтобы они полностью смогли показать свой класс.

При счёте 4:1 в третьем периоде не было никаких предпосылок для таймаутов, пауз и внесения корректив. Мы контролировали игру, не удерживали счёт, не перестраивались, потому что не было навала со стороны соперника. В концовке свою роль сыграли нюансы: не совсем обоснованный проброс, проигранное вбрасывание, пассивные действия в формате «5 на 6».

Сваливать всё на неудачу — отговорка для слабых. Но в овертайме был момент, когда мы попали в штангу. Хотя и у соперника был буллит, который выполнял Егор Сердюк. Была и борьба вратарей, в которой Андрей Мишуров сыграл спокойнее. Илюха Набоков, напротив, «перегорел» в эпизодах с первой и второй шайбами «Ястребов». Но я никогда не виню вратарей, так как сам был защитником. Вратарь своё поймает, а мы должны помогать ему, чтобы шайба вообще до него не доходила.

«Секундная потеря концентрации вылилась в отрицательный результат»

— После второй шайбы «Ястребов» сердце не ёкнуло?
— На удивление, нет. Я был спокоен. Сказал пацанам: «Спокойно играем дальше. Ничего страшного не произошло. Ни в коем случае нельзя удерживать счёт». Если бы мы отдали инициативу, то сразу бы получили навал от «Ястребов». Омск — это обученная команда, которая знает, как нужно атаковать. Нельзя было отдавать даже не среднюю зону, а подступы к ней. Мы играли в свой хоккей, но всё решили мелочи. Секундная потеря концентрации вылилась для нас в отрицательный результат.

— Вторая шайба — несчастный случай для Ильи Набокова. Он сейчас не ругает себя за это?
— Нет, я Илюху только поддержал. Пожал ему руку и сказал, что он большой молодец, попросил его никогда не останавливаться на достигнутом и каждый день быть лучше, чем вчера. У него огромный потенциал. Набоков весь сезон был основным вратарём и тащил нас. Считаю, что этот год он может занести себе в актив. Сейчас ему нужно подлечить микротравмы и идти дальше. Отрицательный опыт тоже важен. Ребята молодые — они учатся и имеют право на ошибки. Во взрослом хоккее будут другие ставки, и спрос будет более серьёзный.

— Противостояние с главным тренером «Ястребов» Виталием Черночубом было принципиальным?
— Мы с Виталием Геннадьевичем знаем друг друга давно. Очень часто пересекались с ним на всероссийских соревнованиях, на первенстве регионов, когда он еще работал в Новосибирске со своими ребятами, которых потом перевёз с собой в Омск — Мишку Гуляева, Андрея Перфильева, братьев Маловых.
Я уважаю его как тренера и специалиста. Его команды всегда играли в открытый хоккей, который позволяет ребятам развиваться и раскрываться. Не скажу, что серия была принципиальной. Но на наше противостояние было интересно посмотреть. Геннадьичу только респект и уважение.

— Вас кто-нибудь удивил персонально в «Ястребах»?
— «Омские Ястребы» − хорошая, яркая, терпеливая, ровная команда. Вратарь Андрей Мишуров пришёл из взрослой лиги и смотрелся уверенно, хотя и не без ошибок. Глеб Трикозов реализовал свои моменты чуть лучше, чем остальные — он пользуется своим броском. Глеб − опасный праворукий форвард. Но ему нужно добавлять в игре на обоих концах площадки, потому что современный хоккей — это тотальный хоккей. Почти все играют «пять впереди, пять сзади». Михаил Гуляев сыграл на своем уровне — он был заметен ещё со времён Новосибирска и уже является одним из лидеров обороны «Омских Ястребов». Но ему нужно подтягивать игру в обороне.

— Михаил Гуляев и Артём Дуда из «Красной Армии» — защитники новой формации? Скоростные, атакующие, с великолепным катанием.
— Мне очень импонируют защитники подобного плана, которые могут двигать шайбу и разгонять атаку — пакмуверы (puck movers, дословно: «двигатели шайбы» − прим.), как их называют за океаном. Мы пересекались с Дудой на школьном уровне и, наверное, в силу возраста он чуть лучше действует в обороне. Это современные защитники. Дай Бог, чтобы они прогрессировали в будущем и становились лидерами в КХЛ и сборных. У нас Кирилл Жуков такого же плана игрок. Но он начал развиваться только сейчас.

«Илье Квочко нужно передохнуть. Он два года практически не снимает коньки»

шумик333.jpg

— «Красная Армия» сейчас — самая зрелая команда МХЛ? Со стороны кажется, что она играет во взрослый хоккей.
— Не сказал бы так. Просто по возрасту они чуть-чуть постарше и состав у них поровнее. Но это Москва. Когда сталкивались с «ЦСКА-2004» и теми же Кириллом Долженковым, Артёмом Дудой, Артёмом Барабошей, у них всегда были четыре ровных звена, которые играли в более силовой хоккей. И сейчас у «Красной Армии» есть ребята с хорошим опытом в ВХЛ — тот же Прохор Полтапов, который подтягивался в первую команду. Местами они принимают более взрослые решения. Но игры в Омске показали, что это не всегда играет решающий фактор.

— Согласны с Черночубом, что на Западе играют в более силовой хоккей, а на Востоке в более техничный?
— Да, в некоторых аспектах на Востоке хоккее более техничный. На Западе он, скажем так, темповой — там очень неплохо играют в давление, есть обилие силовой борьбы. Но исполнительское мастерство на Западе не слабее. Возьмите того же Полтапова, Даниила Кузьмина, Матвея Мичкова, Дмитрия Бучельникова.

— Вы наверняка пересекались по детям с Мичковым. Как нужно его останавливать?
— Да, было дело. Причём даже когда он играл в Перми. Как вообще играть против нападающего, который хорошо обращается с шайбой, всегда нацелен на ворота и умеет вылезать из углов? Нужно лишать его пространства и шайбы, играть плотнее с ним в момент приёма. На последнем первенстве федеральных округов по 2004 году, которое проходило в Туймазах, был такой эпизод. Со сборной Урала мы выиграли золото. Так и сыграли со сборной ЦФО — лишили его пространства, действовали очень плотно. Матвей для своего возраста — большой мастер. И он умеет выходить даже из-под плотной опеки.

— Когда вы впервые познакомились со своим ассистентом Николаем Лемтюговым?
— В 2004 году на финале первенства России среди клубных команд по 1987 году рождения. Николай приезжал играть за команду «ЦСКА-87», тогда можно было заявлять вратаря и одну пятёрку «старшего» года. Для него минувший сезон был первым в роли тренера. Если у меня был опыт работы в школе, то он только начал свою тренерскую карьеру. Николай в «Стальных Лисах» отвечает за большинство и атаку, Виктор Постников — за меньшинство и оборону.

— Вы говорили, что Данила Юров точно перерос МХЛ, а Илье Квочко ещё стоит посидеть в молодёжке. Кто ещё из нынешних «Лисов» должен шагнуть выше после этого сезона?
— Однозначно должен идти дальше защитник Данил Гололобов, который очень здорово проявил себя в этом сезоне. Плюс Эдгар Варагян и Макс Кузнецов. Егор Пензин — хоккеист силового плана, умеющий выполнять большой объём черновой работы. Надеюсь, Захар Захаров себя проявит — очень техничный нападающий, которому нужно добавить в физике и поднабрать мышечную массу. Защитник Кирилл Татарников вызывает симпатии своей работоспособностью, самоотверженностью. Человек сломал челюсть в этом сезоне, когда поймал лицом шайбу. Очень выносливый парень. Надеюсь, все эти ребята пройдут через ВХЛ и пойдут дальше в КХЛ. Я буду только счастлив и рад, что этот сезон поработал с ними.

Илье Квочко нужно передохнуть после насыщенного сезона. В последние два года парень практически не снимает коньки. Он постоянно играет в сборных — где-то даже не за свой год. Ему нужно выдохнуть и перезагрузиться. Он центр хорошего уровня, которого ждет большое будущее.

— Согласны, что ВХЛ после введения лимита на игроков старше 29 лет превратилась в лигу развития?
— Это хорошо. Считаю, нужно давать дорогу молодым, чтобы они соприкоснулись со взрослым хоккеем. Насколько понимаю, в ВХЛ нехватку мастерства компенсируют скоростью, борьбой и черновой работой. Для молодых поиграть со взрослыми— хорошее подспорье. Вышка — плацдарм для КХЛ, важный элемент вертикали.

«С нынешним поколением не нужно постоянно разговаривать с позиции силы. Но они не должны терять берегов»

— Вы говорили, что в силу возраста довольно близки с игроками 2004 года рождения, которых вели еще со школы. Панибратства не было?
— Нет, мы с ребятами всё обговорили на берегу: «Общаемся с вами по-человечески и всегда вас поддерживаем. Но есть рабочая этика, субординацию никто не отменял».
Иногда старших или наевшихся ребят нужно расслабить, где-то пошутить. Нужно интересоваться жизнью вне хоккея — у людей есть учёба и личная жизнь. Интересуюсь, как у них дела в быту, с девушками. Кому-то они могут мешать, другим наоборот стоит лишний раз сходить в кино, чтобы отвлечься.

С нынешним поколением не нужно постоянно разговаривать с позиции силы. Давление закрепощает ребят. Но они не должны терять берегов. Перед началом сезона я общался на этот счет тет-а-тет абсолютно с каждым игроком. Особенно со старшими. Говорил, что нужно показывать младшим ребятам хороший пример в раздевалке.

— Никто за весь сезон «берега не терял»?
— К счастью, каких-то фатальный вещей не было. Наверное, ребята действительно поняли, что с ними нормально общаются и дают какие-то карт-бланши в плане импровизации на льду. В раздевалке была очень хорошая обстановка.

— Как быстро вы и ваша семья привыкли к частым разъездам? По сравнению со школой, матчей стало в разы больше.
— Втянулся довольно быстро. Я в хоккее с шести лет, и разъезды мне не в новинку.
Единственный момент: у нас был заключительный выезд в регулярке Новокузнецк — Ханты-Мансийск — Новосибирск — Тюмень. Вот он получился очень энергозатратным. Вроде бы и нет разброса в часовых поясах, но эти игры дались достаточно тяжело. Мы ведь больше на автобусе передвигаемся.

— Вы отметили, что у вас атакующая команда. Пытались ли как-то перед началом сезона синхронизироваться с Ильёй Воробьевым?
— Мы постоянно на связи с Ильёй Воробьевым, Виктором Игнатьевым, Клеменом Мохоричем и Марком Френчем. Мы собирались на предсезонке и обсуждали некоторые моменты в плане игры во всех трёх зонах. Они очень много подсказывали нам различные нюансы. Илья Петрович часто присутствовал на наших играх и даже иногда между периодами успевал нам что-то подсказать по пути в раздевалку. И Виктор Игнатьев очень здорово помогал нам по некоторым оборонительным моментам. Приятно, что у тренерского штаба «Металлурга» есть интерес к нашей команде.

«После завершения карьеры полгода рыдал в подушку. Слава Богу, хватило ума не уйти в криминал»

— Почему ваша игровая карьера не сложилась?
— Перед сезоном рассказывал свою историю пацанам. Я котировался достаточно хорошо — был одним из лучших защитников страны по своему возрасту, членом сборной, шёл в европейский преддрафтовых рейтингах. И, по прошествию времени, могу совершенно честно сказать, что виноват только сам. Когда всё хорошо, ты востребован и на слуху, входишь в состав сборной, то не всегда можешь с этим справиться. Наверное, надел корону, снизил требования к себе. Плюс был момент с травмой плеча, но, думаю, дело не в ней. Снизил требования к себе, словил звезду и именно это подкосило. Сам виноват, что не прислушивался к советам от старших товарищей и тренеров. Но ты понимаешь это только со временем.

— Был период, когда хоккей вообще не хотелось смотреть?
— Да, был очень тяжелый период в жизни, который длился где-то полгода. Ушёл вообще в другую сферу, плюс была учёба и нужно было как-то зарабатывать на жизнь. Не сказать, что было слишком больно, но ностальгия накатывала. Когда решил завершить игровую карьеру, то, признаюсь честно, где-то полгода тайком рыдал в подушку.

— Кто помогал выйти из штопора?
— В первую очередь, родители и родственники. Приходилось брать себя в руки и идти дальше. Нужно было не потерять себя и не пойти по наклонной. Слава Богу, хватило ума не уйти в криминал. Я довольно хорошо учился на тренера, мне даже предложили попробовать себя в аспирантуре. Это уже более научная тема. К сожалению, не успел подготовить кандидатскую работу. Затем мне дали шанс проявить себя на курсах в Высшей школе тренеров в Челябинске. Защитился с отличием, оправдал надежды хоккейного клуба, который меня туда направил. Диплом тоже сам готовил. Интересно было послушать некоторых специалистов, особенно психологов.

— Многие рассматривают учебу в ВШТ как бесполезную галочку.
— Это зависит индивидуально от каждого человека. Моё мнение — тренер постоянно должен быть в каком-то поиске, у него не должно быть самоуспокоенности. Один специалист сказал мне: «Только проработав десять лет, ты становишься начинающим тренером». Век живи — век учись. Нужно постоянно находить новые методы в работе, начиная от физических кондиций и заканчивая специализированной работой на льду.

— Вам сейчас хватает дополнительного образования?
— У нас очень плотный график и остаётся не так много времени. Но считаю, что на данном этапе будет намного полезнее участвовать непосредственно в практической работе в свободное время. Например, с более взрослыми командами. Благо, у нас есть «Металлург». Постоянно выходишь и смотришь на основу, что-то берёшь на вооружение, общаешься с тренерами. Вдобавок к этому, идёт обмен опытом с тренерами других команд.

шумик1.jpg

«Заточенность на результат в детских школах — бич нашего хоккейного государства»

— Вы говорили, что стараетесь ориентироваться на Валерия Белоусова. Кто из современных российских тренеров импонирует большего всего?
— Можно от каждого брать лучшее. У того же Ильи Петровича можно взять многое. Я также знаком и с главным тренером «Трактора» Анваром Рафаиловичем Гатиятулиным — мы пересекались с ним ещё по школе, когда руководили командами 2000 года. У него можно взять много интересного в плане вязкости обороны. Если человек идёт на контакт и хочет поделиться своими знаниями, то это всегда интересно. От Андрея Разина многое можно подчерпнуть — он умеет выжимать из хоккеистов их лучшие качества.

— У вас есть понимание, как должна развиваться ваша карьера?
— Не так часто задумывался на этот счет. Я в МХЛ первый сезон, для взрослых лиг нужно быть готовым ментально. Нужно наработать ещё большую базу, чтобы было больше уверенности в своих силах и знаниях. Вообще считаю, что нужно больше внимания уделять развитию нашей российской тренерской школы. Тот же Боб Хартли привнёс в наш хоккей очень много интересных моментов. Это человек с колоссальным опытом и Кубком Стэнли. Он выстроил очень хорошую систему в «Авангарде». Здорово играл в пять защитников. Хочется, чтобы наша тренерская школа тоже не стояла на месте. У нас были великие тренеры: Чернышёв, Тарасов, Белоусов. Нужно, чтобы кто-то подхватывал эстафету, чтобы росло количество и качество тренеров.

— Николай Заварухин говорил, что многие выпускники боятся работать тренерами только из-за нежелания пересекаться с родителями. Это правда тяжело?
— Поверьте, оставил в школе очень много нервных клеток. Но это был колоссальный опыт. Когда заканчиваешь с хоккеем и начинаешь окунаться в тренерскую деятельность, то первая твоя мысль: «Эх, как сейчас всех научу! Как натренирую!». А на самом деле выходишь и понимаешь, что ничего в принципе не знаешь. В общении с детьми много тонкостей. Да и родители попадаются разные.

Были моменты, когда люди искали физического контакта. Правда, я сразу это пресекал. Найти общий язык с родителями сложно. Как и сложно указать на то, что они неправильно относятся к своему ребенку: «Мы в него вкладываем — значит он нам со временем должен! Должен заработать большой контракт и стать звездой!». Они не задумываются, что ребёнок в первую очередь должен расти здоровым, как в плане физического развития, так и в плане восприятия внешнего мира. Потому что хоккей — это коллектив, умение общаться и выстраивать отношения в нём. На эту социальную адаптацию они не обращают внимание. У них на уме какая-то слава, контракты, машины, квартиры. Не говоря о том, что зачастую детей ведут в хоккей против их воли.

Нужно привлекать и мотивировать молодых тренеров начинать работать с маленькими детьми, чтобы они проходили некий лифт. К сожалению, сейчас в детских школах культ тренера и его авторитет упал. К тренеру относятся так, что он всем должен. Для нас в детстве тренер был вторым отцом. Наши родители ходили и заглядывали ему в рот. Сейчас всё немного по-другому. Родители относятся к тренеру менее уважительно. Может поэтому тренерами становятся не так активно.

— Чрезмерный акцент на результат — основная проблема детского хоккея?
— Согласен. Всё должно быть поступательно и вовремя. У меня был опыт общения с тренерами в Канаде. Там нет этой зацикленности на результате. Мне по полкам разложили, что в России к выпуску из школы люди приходят выхолощенными, в том числе и психологически. Плюс ребята все в травмах, потому что где результат, там и самопожертвование собственным здоровьем.
В Канаде этого нет — там есть массовость, по итогам школ более одарённые идут дальше, а остальные поступают в университеты, параллельно играя в хоккей за студенческие команды и получая шикарное образование.

Заточенность на результат в детских школах — это бич нашего хоккейного государства. Требования должны соответствовать возрасту и оснащённости ребят. Из-за того, что мы чересчур рано гонимся за победами, тренер начинает упускать моменты в технических навыках игрока: в катании, в контроле, в бросках. Он начинает работать галопом по Европам, упуская нюансы, которые хоккеисту нужны в первую очередь. Не должно быть такого, что шестилетний хоккеист на тренировках работает над большинством. Сначала нужно научиться хорошо кататься и владеть клюшкой. Без техники ты не воплотишь в жизнь ни одну тактику.

Поделиться