«Со временем перелёт на Сахалин – это как постоять в пробке в Москве». Даниил Веремейчик – лучший игрок МХЛ по ведению соцсетей

Поделиться
08.06.2022 в 13:00

«Со временем перелёт на Сахалин – это как постоять в пробке в Москве». Даниил Веремейчик – лучший игрок МХЛ по ведению соцсетей

Интервью вратаря «Сахалинских Акул» из Беларуси.

Вратарь Даниил Веремейчик перешел из «Атланта» в «Сахалинские Акулы» по ходу сезона 2021/2022. За подмосковную команду он провёл три матча, за сахалинцев сыграл в 16 встречах и одержал три победы. 30 октября в матче против московского «Динамо», победителя сезона 2020/2021, заработал свой первый «сухарь» в МХЛ, отразив 36 бросков. По ходу чемпионата 2021/2022 20-летний игрок активно вёл социальные сети и делился впечатлениями с подписчиками. Молодёжная хоккейная лига отметила активность Даниила наградой лучшему игроку по ведению соцсетей. В интервью официальному сайту МХЛ Веремейчик рассказал о полученном призе, оценил сезон и поделился планами на будущее.

«Веду аккаунты не для того, чтобы набрать аудиторию и стать блогером»

веремейчик 5.jpg

– Чтобы получить приз лучшего снайпера, нужно забить больше всех голов. А что надо сделать, чтобы получить приз за лучшие соцсети?
– Честно, даже не думал, что получу приз. Никак не готовился, просто вёл социальные сети, выкладывал свою жизнь, делился эмоциями. В течение сезона видел, что МХЛ следит за моим аккаунтам. Видимо, нравилось то, что я выкладывал.

– Понимали, кто ваши конкуренты?
– Возможно, мой друг из московского «Динамо» Иван Дидковский. Он получил приз в 2021 году. На самом деле не думаю, что кто-то целенаправленно шёл за наградой. Все просто ведут социальные сети. Возможно, в этом году моя жизнь сложилась ярче из-за того, что я играл на Сахалине. Много эмоций, впечатлений.

– Не каждый человек готов транслировать жизнь публично. Что движет вами, когда вы рассказываете о том, чем занимаетесь?
– Когда в жизни происходили определённые события, хотел поделиться ими с друзьями, родственниками. Например, когда я полгода не мог прилететь в Беларусь, а потом это получилось неожиданно для всех. Решил снять видео, как приехал в деревню к бабушке. Оно много кому понравилось. Я всё выкладываю от души, веду себя откровенно, не играю роли. Сам пишу посты и монтирую видео. Возможно, поэтому меня и выбрали.

– Придумать подпись к фото – это самое сложное?
– Однозначно. Сложно придумать, как подписать фотографии с матча, даже если снимки очень классные. А когда происходят душевные события, подписи даются легко.

IMG_20220530_221234_519.jpg

– Получается, вы могли не только играть, но и помогать пресс-службе «Сахалинских Акул»?
– Возможно. На Сахалине потрясающие болельщики, которые взаимодействуют с нами и вживую, и через соцсети. Когда выигрывал, старался делиться хорошим. Когда проигрывали, извинялся за поражения. Болельщики ходят на матчи, переживают за нас. Хочется донести до них, что нам не все равно. Мы хотим только выигрывать и радовать их. Кому-то кажется, что это не так. Поэтому через соцсети доносил, что мы переживаем за результат.

– Много человек пишут в директ? Клюшки просят подарить?
– Да, во время сезона приходит много сообщений. На все и не ответишь, потому что клюшек немного (улыбается). Чаще всего, после матчей пишут слова поддержки. После побед – поздравляют, после поражений – поддерживают и просят, чтобы мы не опускали руки. Соцсети помогают передать поддержку болельщиков. Коммуникация с фанатами очень важна.

– Вы ведь еще телеграм-канал создали?
– Я веду аккаунты не для того, чтобы набрать аудиторию и стать блогером. Делаю всё для себя. Это история. Родственники и друзья могут посмотреть, что происходит со мной. Игроки следят друг за другом.

«Кто-то из «Атланта» крикнул: «Давай пропускай!». Тренер заступился за меня»

веремейчик 3.jpg

– Как оцените сезон 2021/2022?
– Могу поделить его на три части. Первая – предсезонка с «Атлантом», которая прошла отлично. Мы выиграли турнир в Череповце. Хорошо подготовились, но в начале регулярки проиграли два первых матча. Руководство решило расстаться со мной и ещё несколькими игроками. Пришлось искать новый клуб. В «Сахалинских Акулах» работали знакомые тренеры, решил поехать на Сахалин. Первый отрезок сезона с «Акулами» был хорошим, потом команда заболела. Лично я выбыл недели на две, а вместе с паузой пролетел почти месяц. Потерял форму, тяжело входил в ритм. После болезни всё пошло не так, начался психологический спад, не хватило ментальной устойчивости. Думаю, мы заслуживали более высокое место в таблице, но в конце регулярки сломались. Не хватило командного духа, плюс много дрались и удалялись. Невозможно побеждать, когда постоянно обороняешься в меньшинстве.

– Драки – следствие эмоций?
– Следствие большого желания выиграть в каждом моменте. Возможно, велись на провокации соперников, поддавались эмоциями. Были матчи, когда мы вели в счёте, но потом начинали драться, это нас ломало, в итоге уступали. Не хватало самообладания.

– Вы выиграли только три матча, одним из них стала игра с «Атлантом». Она особенно запомнилась?
– Да, это был важный матч. От времени в «Атланте» остались тёплые воспоминания. Мы многое прошли с ребятами, выходили в плей-офф. Коллектив был очень сплочённым. Переживал, когда сказали, что я сыграю против «Атланта». Был мандраж. Когда идёшь на арену, вспоминаешь прошлые события, накрывают эмоции. Но за два часа до игры всё ушло. Спокойно вышел на разминку, сначала не понимал, что происходит. Хорошо, что «Атлант» побежал вперед, сразу стал бросать – это помогло мне. Я быстро вошёл в ритм игры. Пропустил всего одну шайбу, но хотелось сыграть «на ноль». Мне помогло, что раньше я тренировался и играл с ребятами. Понимал, кто на что способен. Но и ребята из «Атланта» хорошо меня знали. Во время матча были моменты, когда они пытались по-хорошему задеть меня и вывести из себя. Как? В перерыве мы стояли в проходе перед выходом на лёд. Кто-то из «Атланта» крикнул: «Давай пропускай!». Я улыбнулся и промолчал. А наш тренер заступился за меня. Ребята и во время игры подъезжали и просили пропустить. Хотели выиграть.

– Одна пропущенная шайба на 52 бросков – хорошая статистика?
– Да. Это один из моих лучших матчей в сезоне. Даже не думал, что бросили 52 раза, это не ощущалось. Думал, бросков 30 максимум. Сильно удивился, сколько мне прилетело. В чем плюс для вратарей, играющих в «Сахалинских Акулах»? У нас всегда много работы: минимум бросков 30 за матч. Это очень помогает. Вратарю нужны игровая практика и постоянный тонус. Когда соперник десять минут не доезжает до ворот, а потом начинает бросать, то вратарь теряет уверенность и ритм.

– Что думали, когда предложили вариант продолжить карьеру на Сахалине?
– Я присоединился к команде в Санкт-Петербурге после того, как договорился с руководством. Год назад я с «Атлантом» летал на Сахалин. Та поездка меня сильно зацепила. Атмосфера на трибуне, болельщики, постоянное солнце – все это добавляет позитива и поднимает настроение. Прекрасная природа, горы, солнце. На Сахалин летел с радостью. По ходу сезона всегда хотелось играть там. В городе созданы все условия для развития.

– Перелёты до Сахалина – самые долгие в вашей жизни?
– В детстве летал играть в Детройт. Это девять часов, но с пересадкой. А до Сахалина прямой рейс – восемь часов. В течение сезона привыкаешь к перелетам и не замечаешь это время. Как будто постояли в пробке в Москве.

– Чем занимали время в самолёте?
– Мы всегда летели с запасом времени, чтобы подготовиться к играм. Ничего сверхъестественного в полёте не происходит. Обычно все спят. Восемь часов – психологически тяжелый перелет. Перед тобой один и тот же монитор и одни и те же фильмы, которые ты видишь каждый раз, когда летишь. Общаемся с ребятами, кто-то играет, разгадывает кроссворды. Большинство парней спят. Уснул, покушал, уснул – и почти долетели.

– Чем ещё запомнился Сахалин?
– Сезон мы закончили рано. На Сахалине я познакомился с потрясающими людьми. После сезона летал туда ещё раз на полтора месяца, чтобы прочувствовать это место. Думаю, вернуться туда ещё раз, чтобы попутешествовать. Мы ходили в горы, на водопады, сплавлялись по реке. Атмосфера на Сахалине дружелюбная. Как будто все люди добрые, чистые, хорошо относятся ко всем. Это сильно цепляет и добавляет желания вернуться. Если бы там была взрослая команда, то я бы сделал всё, чтобы попасть туда.

– Три места на Сахалине, которые обязательно надо посетить?
– Горный воздух – туда постоянно ездят кататься зимой на лыжах и сноубордах. Обязательно прокатитесь по заливам Сахалина, там очень красиво. Сходите к водопадам и поднимитесь в горы. Я первый раз ходил в горы – у нас в Беларуси их нет. Подъем в горы – очень захватывающий процесс, который придает невероятные эмоции. Их сложно передать словами. Это надо чувствовать.

«Впечатления после каждого матча ЮЧМ были безумными»

веремейчик 4.jpg

– Это ваш последний год в МХЛ. Каким вы видите дальнейшее развитие?
– На данный момент с этим сложно. С агентом изучаем варианты для развития. Хотелось бы найти клуб в России и попробовать себя здесь.

– Как планируете отдыхать и готовиться к сезону?
– Недавно я отдохнул на Сахалине, но это активный отдых. Всегда был в движении, поднимался в горы. Сейчас готовлюсь на земле в Беларуси. Ближе к сезону добавлю лёд и зал – пройду полноценный цикл. Не планирую лететь отдыхать куда-то на море. Сейчас буду готовиться и ждать предложений по дальнейшей карьере.

– Два года назад вы пережили серьезную травму и вернулись в хоккей, спустя восемь месяцев. Чему вас научила эта ситуация?
– Научила тому, что хоккей – не единственное занятие в жизни. Рано или поздно он закончится. Ты должен быть готов к тому, чтобы жить другой жизнью. Надо постоянно развиваться, искать себя в чём-то, кроме хоккея. Естественно, ты максимально отдаешься игре, но один процент надо уделять саморазвитию. Сейчас я учусь в Смоленске, получаю высшее тренерское образование. Помимо этого, изучаю направления бизнеса, которые, возможно, помогут мне в будущем.

– Восемь месяцев без хоккея – мука для юного хоккеиста. Скучали по льду?
– Это очень тяжелое время. Я готовился ко второму юниорскому чемпионату мира. После предсезонки начались болевые ощущения. Понимал, что не могу выложиться на сто процентов, боль сдерживала меня. Когда выяснилось, что получил серьезную травму и требуется операция, мы приняли решение, что я сначала съезжу на Олимпийский фестиваль. Там я провел несколько игр на обезболивающих. После него пошло ухудшение, стало понятно, что надо делать операцию.
Пришлось полностью отстраниться от хоккея. Это морально тяжело: хочешь сыграть, но не можешь. Полностью ушел в себя, погрузился в реабилитацию. Сейчас до сих пор нелегко из-за того времени. Пришлось менять команды, никто не хотел брать хоккеиста только после травмы. И клубы можно понять. Очень благодарен «Атланту» за то, что взяли, вратарю тяжело без игровой практики. До сих пор не вошёл в ритм, который задал до травмы. Благодарен «Акулам» за веру в меня. Спасибо всем игрокам, с которыми мы бились за победы, тренерам и руководителям. Болельщикам спасибо за поддержку – вас всегда было слышно. МХЛ – лига безграничных возможностей. Рад, что мне выпал шанс сыграть за «Атлант» и «Сахалинские Акулы».

IMG_20220530_221236_289.jpg

– В юном возрасте вы могли уехать играть в Северную Америку, это правда?
– Да, такая возможность была ещё до сборной. Я поехал на турнир в Детройт и хорошо проявил себя. Предлагали остаться, но мне трижды не выдали визу. Вернулся домой и поехал со сборной на два года старше на ЮЧМ. Ничуть не жалею об этом. Огромная благодарность всем, кто помогал мне. Турнир многое мне дал. Жаль, что после него не получилось пойти дальше с новым опытом –остановила травма.

– На ЮЧМ вы сыграли против Канады и США. От Алексиса Лафренье не пропустили?
– Нет, от Лафренье я поймал красиво. Впечатления после каждого матча были безумными. Ощущение невесомости, когда отбиваешь броски или когда идет борьба возле ворот. Восхищаешься всем вокруг. Потрясающие впечатления. Такое нельзя забыть.


Михаил Скрыль

Поделиться

Наши партнеры