Вячеслав Бутеец: «В детстве увидел вратарские щитки – разревелся, ныл неделю и просил купить»

Поделиться
12.08.2022 в 12:00

Вячеслав Бутеец: «В детстве увидел вратарские щитки – разревелся, ныл неделю и просил купить»

Вратарь «Белых Медведей» об увлечении авиацией, совете от Романа Вилла и отчаянном желании играть в воротах.

Вячеслав Бутеец – коренной челябинец и выпускник «Белых Медведей». Три года провёл в Молодёжной хоккейной лиге, в сезоне 2021/2022 дебютировал за «Челмет» в Высшей хоккейной лиге. Вратарь прошёл весь путь клубной вертикали, играл за юниорские команды U16, U17 и U18. В сезоне 2020/2021 провёл четыре матча за «Чайку», но после этого вернулся в родную команду.

В интервью сайту МХЛ Вячеслав рассказал, как увидел хоккей по телевизору и захотел в него играть, как со слезами выпрашивал вратарскую форму, почему его привлекает работа пилота и как он справляется с неудачами.

«Первая клюшка была деревянной и тяжёлой, даже сейчас было бы тяжело её держать»

– Вы родом из Челябинска, по стереотипам это суровый город. Согласны?
– Не могу сказать, что это суровый город. В Челябинске есть старые и новые районы, я живу около спального, где нет заводов и фабрик. Большинство людей, приезжающих в город, снимают или покупают квартиры в таких местах. Но есть районы, которые заполнены заводами. Возможно, стереотипы появились из-за таких мест. Когда я играл в Нижнем Новгороде, особой разницы с Челябинском не заметил. Новгород больше, там также есть старый и новый город, просто у нас это не так сильно выражено.

– Как вы начали играть в хоккей?
– Родители спросили, чем я хочу заниматься. Я увидел по телевизору хоккейный матч, как люди катаются на коньках и сказал, что хочу также. Поэтому мы с папой пошли в спортивную школу и записались в секцию. В четыре года я встал на коньки.

– Какие были первые впечатления?
– Я помню, что мы катались с ящиками, опирались на них и так учились. Родители подождали за бортиком во время тренировки, поговорили с тренером, и я остался в секции. Тогда всё было просто. Сейчас они хотят отдать младшего брата в спорт, но везде берут только с шести-семи лет.

– Почему вы стали вратарём?
– Это забавная история. Я помню, что смотрел тренировку 18-летних ребят и увидел вратарские щитки. Они врезались мне в память, я сказал папе, что хочу такие. Позже отец рассказал мне подробности: оказывается, я сразу разревелся, ныл неделю и просил купить. Мне нашли щитки, маленький блин и ловушку, дали вратарскую клюшку. Она была деревянной и очень тяжёлой, мне даже сейчас было бы тяжело её держать. Я вышел на лёд и попытался ловить шайбы. О тренере вратарей речи не шло, говорили: «Попробуй, а там посмотрим». Со временем у меня стало лучше получаться.

– Задумывались, чем бы занимались в жизни, если бы не хоккей?
– Мне кто-то из близких задавал такой вопрос, и я задумался. Нравится профессия пилота. Интересно путешествовать по стране, миру, летать на самолётах. Но понимаю, что для этой работы нужно быть очень ответственным и дисциплинированным.

– Никогда не боялись летать?
– Примерно семь лет назад мы с семьей полетели отдыхать за границу. Полёт длился три часа, но при взлёте и посадке сильно закладывало уши, была боль до слёз. Меня пичкали конфетами и жвачками, чтобы это прошло. Обратно был такой же чудовищный перелёт. Но сейчас полёт – это наслаждение: садишься в самолет, достаёшь наушники, включаешь музыку или фильм, и тебя больше ничего не беспокоит.

– Пробовали летать на тренажёре?
– Я на телефоне играл в симулятор пилота. Прошёл обучение, ничего сложного нет: поворачиваешь телефон вправо, самолёт летит вправо (смеётся). Если серьезно, то в кабине самолёта много рычагов и кнопок. Нужно знать функции каждой, этому надо долго учиться. Не получится, как с автошколой. Пилоты отвечают за жизни многих людей, нужно быть стрессоустойчивым.

бутеец2.jpg

«Первые два месяца в МХЛ был шокирован: воду на лёд выносят, массажист в команде»

– Почему в сезоне 2020/2021 вы переходили в «Чайку»?
– Решили с агентом перейти в другой клуб. Всё произошло быстро: подписал расторжение контракта, на следующее утро вылетел в Нижний Новгород. Там отыграл с «Сарматами» и «Омскими Ястребами», выходил на замену в двух матчах с «Кузнецкими Медведями». Потом агент сообщил, что меня снова хотят видеть в Челябинске, и я вернулся в родной клуб.

– Как оцените сезон 2021/2022?
– Самое главное, что была игровая практика. Дали шанс выступить в МХЛ и ВХЛ, почувствовал разницу между лигами. На удивление, в ВХЛ было проще адаптироваться. Там нет времени, чтобы подумать о чём-то лишнем – перемещаешься, и бросок уже идёт. В МХЛ игроки могут принять шайбу, поднять голову, а потом бросить.

– Как вы изменились за три сезона в МХЛ?
– Первые два месяца был приятно шокирован: новая организация, воду на лёд выносят, есть массажист в команде. В основном все были старше на два-три года, равнялся на скорости, делал всё существенно быстрее, чем раньше. Потом привык, в третьем сезоне чувствовал себя как рыба в воде.

– В межсезонье вас задрафтовал клуб НХЛ «Анахайм Дакс». Какие эмоции?
– Это был единственный драфт, который я смотрел. Со мной заранее связывались представители «Анахайма», мы разговаривали с тренером вратарей, помню, он смешно выговаривал моё имя. В интернете нашёл текстовую трансляцию драфта, потом скаут клуба скинул ссылку на видео.

– Вы разговаривали с тренером вратарей без переводчика. Как у вас с английским?
– Я понимал его, а он меня – это самое главное. В школе учился в лингвистическом классе, до девятого класса углублённо изучал язык. Потом понял, что не буду сдавать его в 11-м. Поэтому мне разрешали два дня в неделю заниматься английским, а остальные три дня готовиться к другим предметам.

«Пытался ломать клюшку об ворота. Но папа быстро это пресёк»

– Как вы готовитесь к матчам?
– У меня есть действия, которые я выполняю перед каждой игрой – с ними приходит уверенность. Есть ритуалы. Например, всегда надеваю коньки с правой ноги и обязательно стоя, а потом завязываю шнурки.

– Волнуетесь перед играми?
– Конечно. В прошлом году общался на сборах с Романом Виллом и задал ему такой вопрос. Он процитировал одного теннисиста: «Если я не буду волноваться, то пойму, что пора заканчивать». Я не придал значения его словам, но потом начал больше играть и понял, что так и есть. В МХЛ сдвоенные матчи с командами. Например, ты выиграл первый и на второй можешь расслабиться, потерять концентрацию. Команда соперника выходит более заряженной, волнение увеличивается. Главное его не показывать и больше работать.

– Одни хоккеисты не думают перед матчем об игре, у других все мысли только об этом. У вас как?
– У меня перед матчами в голове банальные команды: попей воды, достань форму. Я думаю о процессе переодевания, выходе на лёд. Точно не о том, что сейчас поймаю шайбу.

– Какой вы по характеру?
– Спокойный, но так было не всегда. В детстве одно время хотел быть, как крутые вратари: пытался ломать клюшку об ворота. Но папа быстро это пресёк: крикнул с трибуны, что если я ещё раз ударю, то он её заберёт. И я перестал так делать (смеётся). Я считаю, что нет смысла нервничать и повышать голос в любой ситуации. Все проблемы можно решить спокойным диалогом, самое главное, что никто от этого не пострадает.

– Как реагируете на неудачи?
– Это часть пути, нормально, что есть взлёты и падения. Точно не вариант говорить «это не моё», если что-то не получилось. Нужно анализировать ошибки, делать выводы и двигаться дальше.

– Кто из вратарей вам нравится?
– Андрей Василевский. Думаю, он всем нравится – человек, который выиграл два Кубка Стэнли подряд. Классный вратарь Кэри Прайс – думающий, хорошо читает игру. Несмотря на проблемы, смог вернуться на свой уровень.

– Как провели межсезонье?
– Сначала была сессия, потом сдавал на права. Последнее время никуда не ездил летом, на море был очень давно. Была бы возможность, с удовольствием бы сменил обстановку. В мире много интересных мест, где хочется побывать. Меня привлекают и города, и море, и горы.

Поделиться