«В школе я был Горюнов, а в хоккее – Рольгизер». Проспект «Трактора» о боксе, Владимире Ткачёве и дебюте в КХЛ

Поделиться
09.09.2022 в 13:00

«В школе я был Горюнов, а в хоккее – Рольгизер». Проспект «Трактора» о боксе, Владимире Ткачёве и дебюте в КХЛ

Форвард челябинской команды прошёл предсезонку с «Трактором».

Михаил Горюнов-Рольгизер – воспитанник челябинского хоккея. Третий чемпионат молодой нападающий проводит на три клуба системы: «Белые Медведи», «Челмет» и «Трактор». В сезоне 2021/2022 форвард сыграл пять матчей в МХЛ и набрал 3 (2+1) очка. Всего на его счету 82 встречи за «Белых Медведей» и 31 (16+15) балл. Летом Михаил провёл полноценную предсезонку с основной командой и рассчитывает закрепиться в «Тракторе».

В интервью официальному сайту МХЛ нападающий рассказал о первых шагах в хоккее, тренировках по боксу, переходу из детской школы в команду МХЛ, сборах с Анваром Гатиятулиным и особенностях двойной фамилии.

«Владимир Ткачёв – как старший брат»

– Вы прошли полноценную предсезонку с «Трактором». На чём делает акценты в работе Анвар Гатиятулин?
– Первая неделя была втягивающая, больше работали над катанием. После этого сделали акцент на физическом состоянии и выносливости. Перед турниром в Магнитогорске больше времени уделяли тактике и игре в неравных составах.

– Со стороны Анвар Рафаилович производит впечатление спокойного и рассудительного человека. С игроками он такой же?
– Да, он профессионал своего дела. Всегда спокоен, но в то же время заметно, что он переживает все моменты с командой. Какой он на лавке, такой же и с нами вне игр. В то же время он может взбодрить команду, иногда повышает голос

– Молодым часто прилетает?
– Нет, он ко всем относится одинаково. Нет разделения на молодых и старших. Просто в тренировочном процессе молодёжи приходится больше подсказывать по тактическим действиям.

– Как готовились летом до сборов с командой?
– Нас распустили после вылета из плей-офф. Я отдохнул дней десять, потом сыграл на челябинском турнире Кубок победы во Дворце спорта «Трактор». Там собрались ребята, которые играют и в КХЛ. Турнир без силовых приемов и серьезной борьбы – просто покататься и получить удовольствие. После него отдохнул ещё две недели и приступил к тренировкам. Наш тренер по ОФП скинул план – и с 16 мая постепенно самостоятельно тренировались в зале. В июне я тренировался в «Айсберге» с Олегом Приданниковым и Вячеславом Каравдиным. Потом начались тренировки с командой.

– Над какими компонентами работали летом?
– Я стараюсь улучшать всё, нет предела совершенству. Работал над катанием, силовыми качествами в единоборствах, бросками, обыгрышами, обводками.

– А тренеры давали советы, что надо улучшить? Возможно, набрать массу?
– Такой конкретики нет. О массе не говорили. Игроки сами понимают, что надо делать. Всё-таки КХЛ – это профессиональный уровень.

– На предсезонных турнирах вы играли в тройке с Максимом Шабановым и Владимиром Ткачёвым. Со стороны казалось, что вы нашли химию.
– Вова и Максим – профессионалы. Оба знают, что надо делать на льду. Мне больше приходится открываться под них. Отдал – открылся, отдал – открылся. Дальше всё получается само. Каждый выполняет свою работу. В совокупности это приводит к хорошему результату.

– Владимир для вас наставник?
– Больше, наверное, как старший брат. Мы хорошо понимаем друг друга. Я что-то спрашивал у них, они подсказывали некоторые моменты. Стараемся открываться друг под друга, помогать. Один убежал вперёд, другой вернулся назад и подстраховал.

– Ткачёв не ворчит молодых?
– Нет, такого не было. Он, правда, как старший брат. Только подсказывает и помогает.

– Что вам пока даётся сложнее всего на взрослом уровне?
– Я сыграл не так много матчей в КХЛ. Главное, что я ощущаю, – надо быстрее думать и принимать решения на площадке. В КХЛ нет времени раскатываться с шайбой и искать, что делать дальше. Надо всегда двигаться, нельзя останавливаться. Чем быстрее примешь решения, тем лучше. Если ты без шайбы, то надо знать, где она окажется, чтобы выбрать позицию. Пока шайба идёт к тебе, ты уже должен знать, что с ней делать дальше. Приходится быстро соображать.

– А помните мощные хиты, под которые попадали и понимали, что вот это – уровень КХЛ?
– Я не попадал под такие хиты. Неприятные моменты были, но это хоккей. И тебя могут встретить, и ты. Каждый должен быть готов к этому. Для этого мы занимаемся в зале и на льду. В тренировочном процессе Анвар Рафаилович всегда нам говорит, чтобы мы не оказывали друг другу медвежью услугу. Если можно толкнуть, мы толкаем, но чтобы всё было в пределах правил и без грубости.

01_20211230_AVG_TRA_KUZ_2.jpg

«Цель на сезон – закрепиться в «Тракторе» и полноценно приносить пользу команде»

– Вы третий год играете на три команды. Это тяжело?
– Отчасти, да. С другой стороны, у нас одна система. Три команды играют в похожий хоккей. В 2021 году я пропустил предсезонку из-за травмы. Чувствовалось, что не хватало физического фундамента. Сыграл за три команды, получил определённый опыт, который поможет в будущем.

– Много говорят о необходимости «Челмета», как фарм-клуба, который базируется в Челябинске. Игроку удобнее, когда три команды находятся в одном городе?
– Конечно. Не вижу смысла рассуждать, нужен «Челмет» или нет, потому что он нужен! Высшая лига помогает перейти из молодежного хоккея в КХЛ. Удобно, что команда базируется в Челябинске. В сезоне 2021/2022 были интересные моменты. Утром я мог проснуться на базе с «Челметом» перед игрой, а потом поехать на раскатку в «Трактор». Ещё был случай. В 13:00 я должен был играть за «Челмет», а вечером в 19:00 «Трактор» играл с «Сибирью». На сухой разминке, когда до выхода на лёд оставалось 20-30 минут, мне сказали: «Разминка закончена, ты едешь играть за «Трактор»». Я помылся, собрал форму и поехал.

– Успели на матч?
– Да. Пообедал, поспал, потом поехал на игру.

– Помните дебютный матч за «Трактор»?
– Конечно. Вызов в первую команду стал огромной неожиданностью. Не передать словами, что я ощутил, выйдя на лед за «Трактор». С осознанного возраста ждал этого момента. Ещё буквально пару лет назад после школы бежал домой, кушал и ехал на арену, чтобы посмотреть за командой. А тут тебе говорят, что завтра ты играешь за «Трактор». Это невероятно!

– Как вам дался переход из детской школы в команду МХЛ?
– После выпуска из школы 10-12 человек вызвали в команду МХЛ. Я сразу подписал полноценный контракт, прошел предсезонку. Потом меня отправили в ЮХЛ. Сентябрь и октябрь играл там. Потом провел два матча в МХЛ, съездил с командой на выезд и вернулся в ЮХЛ. С декабря я начал больше играть в «Белых Медведях» и остался в команде. Естественно, разница чувствовалась, но старался не обращать внимания. Есть задачи, тренеры просят выполнять задание и играть на результат. Если не будешь справляться с задачами, то тебя просто не будет в команде.

– Сильно переживали в сезоне 2021/2022 из-за того, что пропускали матчи по болезни?
– Первое время переживал. Потом обдумал и стал относиться спокойнее. Если так надо, значит, так надо. Моё время ещё придёт – и я обязательно им воспользуюсь. Но опять же, время в «Тракторе» мне сильно помогло. Я смотрел за ребятами, слушал тренеров. Вынес большой опыт для себя.

– В чем вы стали сильнее?
– В психологии, прибавил в физике. Стал спокойнее в игровых моментах, лучше адаптируюсь к тактике. Получил много полезной тактической информации. От каждого, кто был в команде, я взял что-то полезное для себя.

– Что станет для вас успехом в ближайшем сезоне?
– Самая важная цель – закрепиться в «Тракторе» и полноценно приносить пользу команде. Играть в полную силу, выходить на новый уровень и помогать добиваться результата.

– Десять голов получится забить?
– Это уже личная статистика. Буду стараться. Нас ждёт длинный сезон. Но главное, чтобы команда выполнила поставленную цель. Я буду делать всё, что в моих силах.

рогильзео 1.jpg

«Родители рассказывали, что я плакал и не хотел тренироваться»

– Ваш папа рассказывал, что привёл вас в хоккей, когда вам не было и трёх лет. Помните этот момент?
– Мне было два года и восемь месяцев – в этом возрасте я впервые встал на коньки. В три с чем-то меня привели в школу «Трактора». Константин Михайлович Штрахов, нынешний тренер вратарей «Челмета», тогда работал с вратарями школы. Он проводил тренировки для детей от трёх до пяти лет. Для тех, кто еще катался с «ящиками», как их тогда называли. Когда я пришёл играть в «Челмет», мы вспомнили с ним мои первые шаги в хоккее. Он научил меня кататься на коньках. Получается, это мой первый тренер. А сейчас новый этап моей карьеры – и мы снова в одной команде. Было приятно вспомнить это.

– Вам сразу понравился хоккей?
– Честно, не помню. Родители рассказывали, что я всегда плакал и не особо хотел тренироваться. Когда повзрослел, стал получать удовольствие от этого.

– Сразу решили, что будете нападающим?
– Да, тренер поставил в нападение. Во всех командах я был самым маленьким по росту, даже когда пришёл в МХЛ. После Константина Михайловича я перешёл в следующую группу – к Виктору Михайловичу Перегудову. Он обучал нас владению клюшкой, броскам. Перед первым классом к нам пришел Равиль Рамазанович Хужин. Он отбирал нас в команду после Виктора Михайловича, потому что у Перегудова занималось человек 100.

– Ничего себе, так много?
– Да, как в лягушатнике. Все тренировались на площадке, которая по размерам меньше половины стандартной коробки. Папа рассказывал, что вместе занимались три года: с 2000 по 2002-й. Равиль Рамазанович отобрал три состава по 20 человек, нам поставили главного тренера Виктора Николаевича Ветшева, а к нему в помощники Игоря Станиславовича Шадрина, который все 11 лет, начиная с первого класса и до выпуска, работал с нашим годом. И за эти 11 лет он стал для нас вторым отцом. После пятого класса нам поставили Александра Степановича Глазкова на роль главного тренера. С ним мы выиграли серебряные и бронзовые медали чемпионата России по 2002 году. С приходом Александра Степановича у нас образовалась очень сплочённая команда. Последние года два до выпуска мы были как семья. А Александр Степанович и Игорь Станиславович – как наши родители. Мы до сих пор поддерживаем связь. Списываемся, созваниваемся. Раз в месяц стараюсь заходить в школу «Трактора» и навещать их. Безмерно благодарен всем тренерам!

– В юном возрасте у вас был игрок, с которого вы брали пример?
– Кумиров мирового уровня, как, например, Овечкин или Кузнецов, не было. Конечно, следил за ними. Но это не значит, что я обматывал клюшку, как Кузнецов, или щёлкал постоянно, как Овечкин. По школе смотрел за Валерием Ничушкиным и Виталием Абрамовым. Абрамов был невысокого роста, быстрым – чем-то напоминал меня. Следил за ним по школе, потом – в Северной Америке. В сезоне 2021/2022 мы играли вместе в «Тракторе», старался учиться у него. Очень рад, что он выиграл Кубок Гагарина.

– Ваш папа в детстве играл в хоккей. Он тренировал вас?
– Да, я жил в поселке Чурилово за городом, там была местная школа. Первые два года периодически мы ходили на каток. Тренировался там. На пустыре возле дома папа оборудовал бросковую зону, его знакомые сварили ворота. Папа купил плиту, из которых строят дома, подготовили площадку. Ворота простояли года три, я каждое лето бросал там. Люди удивлялись, что я там делаю. Пустырь, рядом гора земли, и какой-то шпендик приходит с клюшкой. В школе, где я учился до шестого класса, был тренер по хоккею, который занимался по одному году с Георгием Гелашвили. Часто выходил зимой на лёд со школьной командой. И с папой ходили катались: он и передачи отдавал, и за защитника играл.

– Вспомните забавный случай из детской школы?
– С первого по четвёртый класс я занимался боксом. Утром на маршрутке минут 20 нужно было ехать в город в зал бокса. Потом возвращался в школу, а после – на лёд в 19:30. Успевал совмещать бокс и хоккей. Я всегда забирал коньки, краги и клюшку домой. Не хотел оставлять в раздевалке. Что на бокс, что на хоккей ездил с одним рюкзаком. Утром клал в него майку, перчатки и кроссовки и ехал на бокс. А после школы в этот же рюкзак клал коньки и отправлялся на лёд. Один раз пришёл на тренировку, открываю рюкзак, а там вместо краг лежат боксёрские перчатки. Звоню папе, он злой. Сказал, чтобы я шёл в бросковую. Папа поворчал чуть-чуть, потом сказал, что поедем в Чурилово и потренируемся со школьной командой. Получилась полноценная тренировка с ними. Мне было лет 11.

– Почему выбрали бокс?
– Папа занимался боксом. Отвел меня в секцию, чтобы я мог постоять за себя. Ещё в садике мы занимались с ним на лапах.

– На льду это помогает?
– По школе – да. В МХЛ только один раз, но там и до драки не дошло, только потасовка. Я стараюсь не драться, но если придётся – могу за себя постоять.

– Расскажите про свою фамилию. Болельщики путают, как вас правильно называть: Рольгизер или Горюнов-Рольгизер.
– В МХЛ я сразу попросил оставить одну фамилию – Рольгизер. С первого класса тренер называл меня Рольгизер. Тренер объяснил, что эта фамилия хорошо звучит. В школе я был Горюнов, а в хоккее – Рольгизер. Когда пришел в команду МХЛ, попросил написать одну фамилию.

– Двойная фамилия – редкость для нашей страны.
– Так решили родители после свадьбы. Мама – Рольгизер, папа – Горюнов, они выбрали двойную фамилию. Скоро мне менять паспорт, планирую оставить только Рольгизер, потому что с двойной фамилией подписывать документы проблематично. У меня еще и отчество Владиславович. Две строчки минимум надо, чтобы уместить всё.

Михаил Скрыль


Досье
Горюнов-Рольгизер Михаил Владиславович
Родился 28 октября 2002 года в Челябинске
Карьера:
С 2010 – «Трактор», Челябинск

Поделиться