«Помимо доставки еды статистика – единственное, что меня не устраивает». Илья Иванцов стал чемпионом в МХЛ и выходит в первом звене «Северстали»

Поделиться
23.11.2022 в 12:00

«Помимо доставки еды статистика – единственное, что меня не устраивает». Илья Иванцов стал чемпионом в МХЛ и выходит в первом звене «Северстали»

Форвард развивается в команде Андрея Разина.

Илья Иванцов – воспитанник пензенского хоккея, он перешёл в систему СКА в 2019 году. Проведя два сезона в «СКА-Варягах» и «СКА-1946», 18-летний нападающий был вызван в «СКА-Неву», где быстро вышел на лидирующие позиции и стал лучшим бомбардиром команды в сезоне 2021/2022. В том же сезоне Илья был вызван в «СКА-1946» на плей-офф, где стал одним из ведущих игроков и помог команде завоевать Кубок Харламова.

После успешного сезона в ВХЛ молодой центрфорвард получил свой шанс в КХЛ, перейдя на правах аренды в череповецкую «Северсталь». Своей работой Иванцов заслужил место в первой тройке команды. В интервью официальному сайту Молодёжной хоккейной лиги нападающий рассказал об эмоциях от перехода в КХЛ, петербургском этапе карьеры и особенностях системы СКА.

«Первое вбрасывание в КХЛ было в матче с «Трактором» против Стася, мне сразу сломали клюшку»

– Для «Северстали» и лично вас ноябрь складывается успешно?
– Ноябрь для нас начался хорошо, набираем очки. Конечно, хочется уже не доводить до овертаймов, потому что во многих победных играх мы в конце уступаем, пропускаем ненужные голы, а в овертайме уже можем потерять очко. Я рад, что наконец-то забил гол, набрал очки в матче с «Сочи» и помог команде выиграть. С «Ак Барсом» тоже хотелось выигрывать, когда сняли вратаря в овертайме. Думал, что ребята забьют, мы долго разыгрывали шайбу в чужой зоне, но она отскочила к игроку соперника и получилось не очень. Считаю, что мы хорошо начали месяц, надо продолжать, уверен, победы придут.

– В октябре «Северсталь» проиграла девять матчей из 13, с чем связан такой неудачный результат?
– На всех давила эта ситуация. Не знаю, почему мы так часто уступали, ведь даже если открыть статистику, бросков у нас было много. Просто почему-то не могли забить, плюс допускали откровенно детские ошибки. Нам постоянно забивали нелепые голы, как на последних минутах в матче с «Сочи». Надо работать над этим компонентом, чтобы быть более сосредоточенными, потому что в каких-то сложных игровых моментах у нас всё получается здорово, а в простых мы допускаем ошибки, которые приводят к голам.

– Вы были признаны лучшим новичком 11-й недели в КХЛ. Приятно, когда ваши достижения признают на уровне Лиги?
– Безусловно, это приятно, ещё бы за эту в командную кассу сдавать не надо было (улыбается). Лучшего новичка легко получить: я набрал два очка в одной игре и всё. Но ведь есть и другие молодые ребята, которые хорошо играют, просто пока не набирают баллов. Здорово, что выкладывают личные достижения, поздравляют как болельщики «Северстали», так и родные, близкие, друзья.

– В ноябре вы начали выходить в центре первого звена, чувствуете повышение доверия от тренерского штаба?
– Я очень благодарен, что мне дают играть. Так получилось, что в матче против «Сочи» в третьем периоде немного изменили звенья, я вышел в тройке с Адамом Лишкой и Егором Морозовым. Мы сразу забили, через смену нам сказали снова выходить, и забил уже я. Там ничего не оставалось, кроме как ставить меня с ними (улыбается). Не знаю, как будет в следующей игре, не скажу, что было какое-то давление при переходе в первое звено. Я знаю всех ребят, мы уже долго катаемся вместе, только непривычно играть против таких звёзд, как Вадим Шипачёв и Александр Радулов, но я бы не сказал, что это волнительно.

– Отсутствие голов давило? Всё-таки не удавалось забить два месяца.
– Поддавливало. Говорят, что если не думать об этом, то голы придут. Но я не знаю, как можно избавиться от этих мыслей. Ребята часто спрашивали: «Когда уже забьёшь?» Юрий Викторович Трубачёв каждый день подходил и тоже спрашивал (улыбается). Я рад, что шайба так отскочила ко мне в игре с «Сочи», там были уже почти пустые ворота, надо было только убрать в сторону.

– Ещё до своего первого гола в матче против «Куньлуня» вы забросили решающий буллит, что ощущали после победного броска?
– Приятно даже просто буллит забить, хоть он в статистику и не идёт. Вот Руслан Абросимов реализовал в игре с «Ак Барсом» буллит, он пошёл в статистику голов, мне кажется, это более приятно. Принести команде победу очень здорово, плюс ещё Влада Подъяпольского поменяли. Он поставил за победный гол, так что я забил и ещё чуть-чуть денежку заработал (улыбается).

– Поделитесь впечатлениями от уровня КХЛ.
– Тут просто всё быстрее, кардинальных отличий нет. Хоккей везде плюс-минус одинаковый, так что выделю большие скорости и плотный график. В ВХЛ из 52 игр регулярного чемпионата я сыграл 41, в сезоне 2022/2023 в КХЛ 68 матчей. Я единственный лимитчик 2003 года, которого, видимо, планируют выпускать на все остальные игры. Это очень сложно. В ВХЛ тоже были сложности: между городами ездишь на автобусе, здесь такого нет, в КХЛ мы везде летаем на самолётах, что очень комфортно. Из-за того, что скорости высокие, а график плотный, сложно восстанавливаться.

– В конце октября «Северсталь» сыграла на дальнем Востоке, нормально перенесли перелёты?
– В МХЛ ведь тоже были такие выезды, только там мы летали по восемь часов, а в октябре получилось так, что полетели на Дальний Восток после игры в Омске, поэтому перелёт был четыре-пять часов вместо восьми-девяти, как обычно. Сложностей не ощутил, единственное – из-за шторок поступал свет, заснуть тяжело.

06_20221012_DYN_SST_KUZ_1.jpg

«Мне нравится, что в «Северстали» разрешают играть в хоккей и допускать ошибки»

– Что можете сказать про хоккей, в который играет «Северсталь»?
– Мне нравится, что тут разрешают играть в хоккей и допускать ошибки. За них тебя наругают, но не сделают ничего серьёзного, как во многих других клубах КХЛ ив следующей игре ты опять выйдешь. В «Северстали» дают играть, держать шайбу, обыгрывать, распасовывать, а не просто закидывать в зону. В КХЛ многие команды держат шайбу, мне это очень нравится.

– Адаптация в новой команде прошла быстро?
– Ещё до прихода я знал многих игроков из состава – это, во-первых, ребята из Пензы: Колмык (Максим Колмыков – прим.), Думбадзе, Бусар (Георгий Бусаров – прим.). Во-вторых, знал всех молодых: Саню Суворова, Аброса, ну и лидеров команды. Когда я пришёл – тут сразу все друг с другом хорошо общались, мне это понравилось, плюс сначала меня посадили в раздевалку к игрокам, которых я не знал. Мы немного поговорили, потом для лучшей адаптации посадили с Думбадзе и Колмыком. Общение со знакомыми ребятами тоже помогло быстро влиться в коллектив, ещё с этим помогли общие бани после игр и тренировок. Здесь очень комфортно, хорошие ребята, мне кажется, с ними любой очень быстро нашёл бы общий язык.

– Пензенская диаспора в «Северстали» не становится предметом шуток в раздевалке?
– Каких-то особенных шуток не было. Ещё когда приезжал в Питер, у нас в составе было много пензенских ребят, там уже в шутку другие игроки говорили: «Задолбала эта Пенза» и всякое такое. Когда приехал в «Северсталь», сказал ребятам, что я из Пензы, они ответили: «Блин, опять…». С Давидом я особо не был знаком, просто знал, что он играл в Пензе, немного списывались перед моим приходом, а с Колмыком были уже хорошо знакомы. На сборах у нас был один тренер, мы вместе работали, поэтому приход сюда дался мне очень легко.

– Вы провели все предсезонные игры без набранных очков, не переживали об этом перед началом сезона?
– На предсезонке не набирались очки, это вообще не давило. Конечно, хотелось забить-отдать, но не так, как в сезоне. Я видел, что у меня всё получается и понимал, что главное забивать в регулярке. Я считаю, что баллов пока мало, нужно продвигаться и набирать больше.

– Игра на точке в КХЛ сильно отличается от ВХЛ?
– Да, тут посложнее, к тому же я провалил начало сезона. Первую игру 2/6 проиграл, вторую 0/6. Стараюсь наверстать сейчас, хотелось бы иметь больше 50% на точке, мне осталось до этого не так много.
Если сравнивать с ВХЛ, то здесь, во-первых, больше праворуких игроков, против них сложнее вставать. Они-то всегда играют против леворуких, а нам непривычно, потому что нужно искать лазейку. Во-вторых, в КХЛ на вбрасываниях в основном крупные игроки, только в нашей команде миниатюрные.

– Почему провалили старт сезона на точке?
– Клюшки были слишком мягкие, наверное. Я играю 65 флекс, они даже не взрослые, а intermedium (переходные – прим), сейчас пришли клюшки CCM, они жёстче Bauer. Бросать, конечно, получается хуже. У меня и так бросок плохой, а эти клюшки вообще прогнуть не могу. Но на вбрасываниях с ними удобнее, тем более все мои голы в основном забиваются чуть ли не из вратарской зоны, поэтому жёсткость клюшек – это плюс. Моё первое вбрасывание в КХЛ было в матче с «Трактором» против Стася. Мне сразу сломали клюшку, как только вышел на лёд (улыбается).

– Судя по клюшкам ССМ, проблем с экипировкой и амуницией, о которых говорят некоторые игроки, не возникло?
– Нет, возникло. Когда я сюда приезжал, у меня было несколько клюшек Bauer, где-то в июне-июле прямо перед моим приездом объявили, чтобы написали те, кому нужны клюшки ССМ, и нам их закажут. Я написал, но они пришли только в октябре. Очень долго ждал, к тому же Bauer у меня оставалось две штучки, и то они уже трещали. А True я не особо хотел, не очень нравятся, так что ждал свои клюшки. Их пришло не так много, надеюсь, хватит до конца сезона.

– Как состоялся ваш переход из системы СКА в «Северсталь»?
– Ко мне подходили ещё во время сезона 2021/2022. Когда мы были в Казани, со мной общались, говорили, что хотят взять меня в аренду. На меня претендовали ещё несколько клубов, но в них меня просто не отдавали. СКА в принципе не любит отпускать своих игроков, в сезоне 2022/2023 не знаю, что случилось. Про мою аренду давно шли разговоры, я всё ждал, получится или нет, всё-таки играть в КХЛ – это большой шаг. Не знаю, сколько бы я играл даже в ВХЛ, если бы остался в Петербурге. А здесь нет лимитчиков, каждый матч я как минимум на лавке, плюс сейчас ещё дают много времени – мне это очень нравится.
В СКА очень много хороших игроков, понятно, почему клуб не хочет с ними расставаться. Я думаю, любая система не хотела бы так усиливать другие команды. В «Северстали» у нас несколько человек в неиграющем составе, а в Петербурге – две раздевалки у каждой команды, поэтому там все упорно бьются за место в заявке, тренерам есть из кого выбирать. В Череповце в этом плане меньше игроков, но все тоже хорошего уровня. Когда я разговаривал с Сеней Бринкманом, который сейчас в «Югре», он говорил: «Приехал, тут четыре человека в неиграющем составе и ребята говорят: «Капец у нас много народа». Я им сказал, что они ещё не знают, когда действительно много народа».
Также общался с Никитой Чибриковым и Федей Свечковым, они хотели играть за СКА в КХЛ, были на сборах с основной командой, но в последних пятёрках. Потом случился обмен в «Спартак», они приехали, а у московской команды только всё началось. Так онипрошли два комплекта сборов за раз.

– Отсутствие серьёзной конкуренции в команде не расслабляет?
– Такого нет, любой игрок хочет развиваться, нужно играть в полную силу. Я бы не сказал, что у нас нет конкуренции, всё-таки не хочется быть 13-м нападающим, или вообще не играть. Ведь есть ребята из МХЛ, которых могут в любой момент поднять. Тот же Миша Ильин, Антон Марышев. Игрок четвёртого звена может оказаться в первом, как это произошло со мной. Хочется просто забирать больше времени на льду, а для этого нужно выигрывать конкуренцию.

– Что можете сказать про Череповец после переезда из Санкт-Петербурга?
– Я сам не ездил, но говорят, что через мост более старый город, а здесь всё выглядит по-новому. Я особо никуда не хожу, единственный минус, который попался мне на глаза – здесь мало доставок еды, это самое заметное. Мне в принципе больше ничего и не надо (улыбается). Пока девушка не приезжает, нужно заказывать еду. Я пытался сам что-то приготовить, впервые в жизни делал болоньезе. Вроде получается нормально, но всё равно так лень вставать, что-то делать, хочется взять у курьера еду и всё. А тут в основном пицца. Было бы больше разнообразия в еде и доставках – было бы лучше.

– Тяжело было настраивать свой быт одному в новом городе?
– Девушка не собирается пока переезжать, она учится в медицинском университете, там плотный график, чаще всего я сам приезжаю на выходных. Я бы не сказал, что одному было тяжело. Мы ходим с ребятами покушать, плюс, пока девушка в университете, мы можем поесть, а когда она возвращается, я уже дома. Мы созваниваемся и можем говорить часами. Также я могу позвонить ребятам, с которыми играл, тому же Феде Свечкову, Никите Чибрикову, Сане Скоренову.

– Вашу карьеру можно разделить на три этапа: Пенза – Москва – Петербург. Что ждёте от череповецкого этапа?
– Пока мне нравится всё, кроме статистики (улыбается). Мама с папой пишут, что на льду у меня всё хорошо получается. Это самое главное, потому что папа у меня играл, мама просто видит, как я выступаю. Было много матчей, где я не набирал очки, но было один-два хороших момента. Статистика важна для каждого игрока, она – единственное, помимо доставки еды, что меня не устраивает. Мне нравится, что я прогрессирую, с каждой игрой чувствую себя увереннее, волнение постепенно уходит. Когда я выходил на первые матчи в КХЛ, волновался, хотя всем говорил обратное. Сейчас такого действительно нет, где-то могу позволить себе обыграть, сделать рискованный ход.

– По статистике у вас стабильно в два-три раза больше передач, чем голов, уже свыклись с ролью плеймейкера?
– У меня ещё с детства такой настрой на передачи, не знаю, из-за чего он появился. Может просто потому, что я до ворот не добрасываю. У меня нет никаких оговорённых ролей в звене. Ты можешь делать что хочешь. Если отдашь – будешь плеймейкером, забьёшь – скажут «снайпер». Думаю, я больше нацелен на передачи из-за моего броска. Знаю, что партнёры в этом моменте сыграют лучше. Я не отказываюсь от голов, просто знаю свои силы, поэтому стараюсь ближе подъехать к воротам, чтобы бросить. Есть ребята, которые могут забить со входа в зону. Я так навряд ли смогу, может, попозже (улыбается).

– В КХЛ были броски, которые вам особенно запомнились?
– У всех плюс-минус одинаковые броски, просто у кого-то они поточнее, сила у всех примерно равная. Только в игре против «Ак Барса», когда нам забил Радулов, даже не было видно шайбы. Он просто бросил, и она залетела.

– Уделяете броску много внимания на тренировках?
– Больше, наверное, в удовольствие, чтобы тренировки не были мучением. В сезоне очень много игр, сильно устаёшь. Самое основное для меня на тренировках – постоять в очереди на упражнение, посмеяться, бросить, что-нибудь крикнуть (улыбается).

– За сезон в ВХЛ вы заработали 31 минуту штрафа, в КХЛ пока удалились лишь один раз. Что-то меняли в плане дисциплины?
– Многовато, конечно. Но если убрать пятиминутное удаление, получается 11 штрафов за 40 игр. У меня были матчи, на которые приходилось сразу по два удаления. Просто так получалось, что я оказывался в невыгодном положении, приходилось цеплять соперника. Ничего не менял в своей игре, я в принципе мало удаляюсь, надеюсь этой фразой не накаркаю.

– Вы достаточно быстро попали в ВХЛ из МХЛ, после чего успешно заиграли в КХЛ. В чём секрет успеха?
– Я считался перспективным игроком сборной в мой первый сезон в МХЛ, потом играл в «СКА-1946». Вроде бы набирал очки, всё было нормально, но это была не моя игра. Когда я не набирал баллы, но что-нибудь ловил на себя, говорил, что хорошо сыграл, хотя на самом деле это не был мой стиль. Потом я плохо сыграл на юниорском чемпионате мира, Андрей Леонидович Козырев забрал меня в «СКА-Неву» и никуда не отпускал, ни в КХЛ, ни в МХЛ. Я пробыл весь сезон в ВХЛ на лидирующих позициях, играл и в большинстве, и в меньшинстве, получал много практики. Очень благодарен Андрею Леонидовичу за то, что он меня достал из той ямы. Благодаря ему я сейчас здесь.

– За счёт чего после «чёрного октября» получится снова радовать болельщиков своей игрой?
– За счёт командного духа, потому что у нас очень сплочённый коллектив, благодаря командным действиям мы сможем выбраться. Я бы не сказал, что мы в яме, разница между ближайшими соперниками по таблице в одно-два очка. Всё может поменяться и через пару игр «Северсталь» может оказаться в середине Западной конференции. Мы будем продолжать работать и у нас всё будет нормально.

01_20221009_SST_TRA_KRK_16.jpg

«Кубок Харламова был тяжёлым, но я справился – поднял его с первого раза»

– Вы – чемпион МХЛ в составе «СКА-1946», «золотой» плей-офф оставил незабываемые эмоции?
– Конечно, я помню каждый матч и всех партнёров, с которыми играл по ходу плей-офф. Эмоции уже давно утихли, буквально поиграли одну-две недели, на радостях с ребятами ходили, общались, сейчас уже такого нет. Чемпионство осталось приятным воспоминанием.
Кубок в принципе сложно выиграть, но если посмотреть тот наш состав – мы просто не могли никому уступить. Тем более когда в финале к нам пришли Фёдор Свечков, Никита Чибриков, Марат Хуснутдинов, Кирилл Кирсанов. В команде были собраны очень сильные хоккеисты.

– Кубок Харламова оказался достаточно тяжёлым, судя по воспоминаниям игроков.
– Да, он был тяжёлым. Я думал, что буду очень плохо выглядеть на фотографиях и на видео, потому что мне казалось, что лицо скривилось. Но потом посмотрел, вроде бы вышло неплохо, выложил к себе в соцсети. Если посмотрите, как Демидов и Соболевский поднимали Кубок – это вообще была ужасная картина (улыбается). Трофей был тяжёлым, но я справился.

– В победном матче вы набрали два очка (1+1), ту игру запомните надолго?
– Конечно, часто вспоминаю этот матч. Добавил видео своего гола к себе, много раз его пересматривал, смеялись с пацанами, что получилось так хорошо попасть. Мог подойти каждый день и показать кому-то, какой голешник оформил, я ведь не так часто забиваю.
Особенно приятно забросить шайбу в финале, так как их и было то не так много. Когда мы играли на Кубке Вызова до 17 лет, я там случайно забил, накинув от бортика. Уже три-четыре года после того матча прошло, но до сих пор если речь заходит о голах, я говорю: «На Кубке Вызова-то кто победную забил?», хотя шайба там была просто смешной.

– В чём секрет стабильного успеха петербургской молодёжи?
– У СКА сама по себе система, в которую все хотят попасть. Там очень хорошо работают скауты, набирают игроков, плюс ко всему предлагают такие условия, от которых сложно отказаться. Сейчас для молодых там всё создано, начиная от зарплат и заканчивая едой. Супер-условия в залах, дополнительные бросковые зоны – всё в твоём распоряжении в любое удобное время, 24 на 7 ты можешь прийти и позаниматься, с этим и связан успех. Вдобавок СКА может позволить себе хороших игроков, у них очень много запасных, большая конкуренция, поэтому, если кто-то выбыл из состава, это не будет сильно заметно, только если это не лидер команды. В других клубах, когда кто-то выбывает, нужно искать замену в кратчайшие сроки, это сложно.

– Ещё в МХЛ вы отмечали, что для вас не играет роли фактор домашнего льда. Почувствовали разницу с приходом в КХЛ?
– Конечно, зрители дают положительные эмоции, которые приносят больше сил, даже не знаю, как это объяснить – такое надо прочувствовать. Самое основное в домашнем льду – ты никуда не едешь, просто играешь у себя дома, где живёшь в комфорте, все друзья и родные здесь. Ты сыграл, через день у вас новый матч, а другим командам нужно лететь, заселяться в гостиницах, всё равно это менее комфортно.

– Есть история, что вы несколько лет назад поспорили о том, кто выиграет Кубок Гагарина, и, проспорив, присели 500 раз.
– Я вроде бы спорил с Катей Комендантовой – она была пресс-атташе в Федерации хоккея Москвы. Честно, не помню, кого я тогда называл победителем, в итоге выкладывали новость о том, что я приседал, но видео там получилось не длинное. Сейчас не готов давать прогнозы, потому что я играю в «Северстали» и хочу, чтобы эта команда была в финале.

– Вы ещё в юности взяли себе 66-й номер, потому что вам разонравился шестой. Сейчас вы вернулись к шестёрке, почему?
– Когда я приезжал сюда, я знал, что под 66-м играет Ваня Подшивалов, мы были знакомы. Я ему написал насчёт номера, спросил, планирует ли он его оставить. Он ответил, что планирует. Я предложил купить – он отказался, написал, что играет под ним уже два года. Я ответил, что играю с шестёркой с детства, но он не поддался. Потом я думал взять 96-й, но посмотрел, что Кирилл Пилипенко играл под ним, а номера никто обычно не меняет. В сборной у меня был шестой номер, решил его оставить. Так как в моём номере всегда присутствует шестёрка, самым простым решением было оставить только её.

Досье
Иванцов Илья Владимирович
Родился 27 января 2003 года в Пензе
Карьера:
2008-2015 – «Дизель», Пенза
2015-2019 – «Русь» Москва
2019-2022 – СКА, Санкт-Петербург
С 2022 - «Северсталь», Череповец

Поделиться