Поделиться
15.12.2022 в 13:00

«Когда люди узнают, что я вратарь, часто спрашивают: «Зачем? Это же больно». Тимофей Королёв – об успехах в КХЛ, вратарских странностях и ненависти в сети

Вратарь «Северстали» Тимофей Королёв переехал из московской «Руси» в Череповец, где быстро начал прогрессировать: после первого сезона за «Металлург» из вологодской области (НМХЛ), Королёв был поднят в «Алмаз», где выиграл конкуренцию за место первого номера. Своей уверенной игрой он заслужил вызов в первую команду в декабре 2021 года.

18-летний Тимофей уверенно дебютировал в КХЛ, принеся команде победу в матче против «Витязя» и отразив 15 бросков. После матча он получил нелепую травму глаза и выбыл из строя. В сезоне 2022/2023 он вернулся в КХЛ, где в первом же матче снова помог команде обыграть «Витязь». В интервью сайту МХЛ Королёв рассказал о полученной травме, регулярном чемпионате 2022/2023 и своём отношении к критике.

«Мне писали, что я самый продажный вратарь лиги»

2022_09_27_DAY-20.jpg

– Последняя неделя ноября была для вас особенной – два матча за первую команду впервые в сезоне, какие впечатления?
– Это хороший опыт, который пойдёт на пользу в будущем. Благодаря этому я прибавил в мастерстве и в психологическом плане. Есть моменты, которые я учёл: где нужно добавить, где лучше сыграть по-другому.

– Поделитесь эмоциями от возвращения в КХЛ.
– Всё хорошо, почти со всеми из команды я был знаком ещё с прошлого года, всех знал, так что никакой акклиматизации особенно и не было, сразу влился в коллектив. Безусловно, ещё есть какая-то скромность в силу возраста, но все ребята ко мне хорошо относятся, помогают, это очень классно.

– Как психологически себя настраивали перед первой игрой?
– Да особо никак. Я дебютировал в КХЛ ещё в сезоне 2021/2022, знал, что в этом нет ничего страшного. Тренерский штаб и партнёры по команде помогали справиться с волнением, я благодарен им за это. Был небольшой мандраж, но мне помогли спокойно выйти и сыграть свою игру.

– Некоторым молодым вратарям легче играть с небольшим мандражом, кому-то – в абсолютном спокойствии, к какому типу относитесь вы?
– Всегда по-разному, но мне легче играть, когда есть небольшой мандраж – ты где-то перестраховываешься и играешь более надёжно. Хорошо и то, и другое, но для себя выделю присутствие небольшого мандража.

– В чём игра в КХЛ отличается от молодёжки?
– Более высокая скорость, у каждого действия игроков есть мысль, которую они исполняют качественнее, чем в МХЛ, где просто могут бросить по воротам. А тут конкретно выцеливают под руки, в щиток на отскок. Куда хотят – туда и бросают. Нет такого брака, как в МХЛ, где шайба может перескочить, в КХЛ всё наверняка, всё быстрее, точнее, больше тактики, розыгровок и стандартов. Здесь команды заточены на результат, у них больше опыта в сохранении преимущества, чем в МХЛ.

– Вас признали лучшим новичком недели в КХЛ, было приятно?
– Да, конечно, было очень приятно, но это не только моя заслуга. Партнёры очень помогали мне во всех играх: ловили на себя шайбы, страховали. Я не сам узнал об этом, новость мне скинул друг из «Алмаза» в шуточной форме (улыбается).

– Физические нагрузки от игры в КХЛ сильно ощутимы в контрасте с молодёжкой?
– В этом плане я для себя заметил, что в КХЛ больше работают ноги, они быстрее забиваются. В основном причиной этому служит хорошее большинство команд, потому что они могут прямо не выпускать из зоны. Я бы не сказал, что после матчей в КХЛ ты сильнее устаёшь, может даже наоборот, где-то становится попроще, потому что не так много голевых моментов, когда вратарю нужно вступать в игру. В МХЛ всё-таки открытая игра, там иногда устаёшь даже больше.

– Вратарю очень важно быть эмоционально устойчивым, как эта «непробиваемость» сформировалась у Вас?
– Я думаю, что это складывается с опытом. Когда ты ошибаешься, пропускаешь, постепенно к тебе приходит уверенность. Ты понимаешь, что если даже пропустишь, в этом нет ничего страшного, ты должен также готовиться к следующему моменту. Сергей Владимирович Щукин (тренер вратарей «Алмаза» - прим) много мне помогал с тем, чтобы не переживать, даже когда ты пропустил четыре шайбы. Нужно просто играть дальше и пытаться выручить команду в следующей атаке.
Если ты пропустил– время назад уже не отмотаешь, важно всё равно стараться помочь команде. Эмоциональная устойчивость – это важная вещь, потому что, если ты «рассыпешься», «поплывёшь», начнёшь думать, что ты не сможешь сыграть так, как отрабатываешь на тренировке. Если в матче у тебя полезли мысли: «Я ещё сейчас съем», «Я не размят» или что-то подобное, то ты не сможешь проявить себя в полной мере из-за волнения.

– Как вы сами относитесь к критике?
– С возрастом стал лояльнее относиться к критике. Когда я начинал в МХЛ, мне писали, чтобы я умер, что я самый продажный вратарь лиги, писали про семью. Без разницы, сколько я пропустил, выиграли мы или проиграли – всегда пишут гадости, поэтому мне как-то на это без разницы.
Мыслей закончить не было. Возможно в детстве были моменты, всё-таки в таком возрасте у тебя больше эмоций, так что я не думаю, что это было всерьёз. Просто от печали могла появиться мимолётная мысль.

– Насколько справедливо выражение «Вратарь – половина команды»?
– Я думаю, что оно справедливо. Полевые сами по себе создают моменты, забивают, защищаются – это их обязанности. Но если бы не было вратаря, то после каждой ошибки следовал гол. А так, вратарь выручает свою команду, может многократно её спасти в течение игры, чтобы полевым было достаточно одного гола для победы. Один вратарь, в теории, может выиграть игру.

«Я стараюсь играть уверенно, чтобы не было прыжков «последней надежды» и необычных спасений

– В КХЛ сейчас проявляется позитивная тенденция доверия молодым вратарям, может быть следите за кем-то из коллег-сверстников?
– Конечно, когда что-то попадается, то смотрю. Классно, когда молодым дают попробовать сыграть, доверяют, дают почувствовать более взрослую лигу, для них это только плюс. Есть много случаев в ВХЛ и КХЛ, когда ребята с молодёжки пробуются ещё до выпуска.

– «Северсталь» – одна из самых молодых команд в КХЛ. Отсутствие опыта сказывается на командной игре?
– Возможно, но в молодости команды есть и плюс – присутствует желание, больше сил. Минус состоит в том, что где-то у игроков не так много опыта, с некоторыми моментами и ситуациями ребята, как и я, встречаются впервые. В КХЛ играют по одному, в МХЛ по-другому, может быть из-за этого тоже возникают некоторые проблемы.

– Из четырёх пропущенных вами шайб в двух матчах КХЛ три были во втором периоде, этот отрезок статистически очень неудачный для команды, в чём причина?
– Лично для меня самый тяжёлый период – это второй. Даже в МХЛ я чаще всего пропускаю в этом отрезке, как мне кажется. В сезоне 2021/2022 в «Северстали» мне тоже забили во втором периоде.
Ты выходишь в другие ворота и что-то становится по-другому, немного непривычно, плюс игроки больше наедаются из-за дальней лавки, это тоже сказывается. Соперник может накладывать смены, в этом и причина.

– Илья Иванцов говорил, что ему симпатизирует стиль игры «Северстали», потому что ошибка не приведёт к таким критичным последствиям для игрока, как в других клубах. На вратарей это тоже распространяется?
– Я думаю, что любая вратарская ошибка в любой команде имеет довольно большой вес в игре, потому что ты всё-таки привозишь шайбу. Здесь ошибки тоже имеют вес. Не могу сказать, что присутствует какая-то безалаберность, по типу «ошибся – и ладно». Андрей Владимирович Разин сам говорил, что без ошибок ни у кого ничего не бывает. Даже те голы, которые я пропускал, были в том числе из-за каких-то моих ошибок. После игр мне просто объясняли, что я мог сделать лучше. В «Северстали» объяснят, если ты ошибся, это и помогает игрокам развиваться.

– Вам легче играть, когда по воротам бросают часто или редко?
– Легче, когда идут броски, потому что ты всегда разогрет, готов к новому броску. А когда у команды соперника мало моментов – ты замерзаешь, может потеряться концентрация, если долго стоять без шайбы. Зачастую, у команд с небольшим количеством бросков каждый момент голевой, то есть они выбегают раза три за период в атаки «2 в 1», «3 в 2», бросают с «усов». Обычно прессингующие команды бросают отовсюду, с любых расстояний, поэтому ты всегда в тонусе и готов отбивать.

– Обе ваши игры за «Северсталь» пришлись на домашнюю серию, поддержка трибун сильно ощущалась?
– Конечно. Всегда помогает, когда люди за вас болеют – это даёт какие-то особенные эмоции, даже когда 2 000 приходят поболеть. Это помогает и мотивирует. Спасибо всем, кто ходит на нас смотреть и поддерживает, потому что классно, когда за тебя болеет целый стадион. Люди переживают, гонят вперёд, хотят, чтобы мы выиграли – играть в такой атмосфере одно удовольствие.

– В «Северстали» на тренировках порой проводятся буллитные серии, где игроки соревнуются с командой тренеров. Доводилось в этом поучаствовать?
– Да, конечно, Андрей Владимирович и Юрий Викторович на тренировках часто бьют буллиты, это интересное состязание с тренерским штабом.
Команда тренеров, естественно, всегда фаворит. В большинстве случаев выигрывают именно они.

– Недавно в результате обмена со СКА к команде присоединился Александр Самонов, как оцениваете шансы побороться за место в основном составе?
– Здоровая конкуренция – это всегда здорово, она только развивает её участников, помогает в состязании расти всем вместе. Я не могу себя как-то объективно оценить, для этого есть тренерский штаб, который уже даст оценку тому, готов я или нет. Сам по себе я всегда готов к новым вызовам.

– Вы предпочитаете активно подсказывать полевым во время матча, или не любите это делать?
– Иногда могу активно подсказывать, иногда, наоборот, очень мало. Я думаю, что самый важный подсказ – когда вратарь играет за воротами, тогда это действительно нужно. Максимум, что можно сказать игроку, что он потерял за спиной соперника, остальное они и сами видят.

2022_10_13_DAY-7.jpg

– После дебюта в КХЛ вы получили очень неприятную травму, можете рассказать подробнее?
– Было обидно, очень глупая ситуация на самом деле, я часто это всем рассказываю и показываю. После игры я пошёл класть шорты в сушилку, нагнулся, а там висел железный скелет, на крючок которого я насадился глазом. Он вошёл мне под веко, я снялся с него и у меня закрылся глаз. Обиднее всего было от того, что это было просто глупым стечением обстоятельств. Я у себя это спрашивал: «Как такое вообще могло произойти?». Если бы можно было вернуться в прошлое, я бы, конечно, ещё раз бы посмотрел и может быть заметил чёрный крючок в чёрной сушилке (улыбается).

– Ответственность в КХЛ сильно возрастает?
– Я всегда играю ответственно, всё-таки это уже профессиональный спорт, здесь идёт игра на результат, поэтому стоит относиться к этому соответствующе. Разумеется, в КХЛ возрастает цена ошибки, потому что МХЛ всё-таки создана для развития, а развитие игрока также происходит через ошибки – это идёт в опыт. На взрослом уровне ошибаться можно, но невероятно редко. Я везде чувствую ответственность перед партнёрами и тренерским штабом, которые мне доверяют, поэтому стараюсь оправдать его, сыграть без ошибок и принести команде победу.

– Полевые игроки постоянно тренируют катание, силу и точность броска, на чём вы делаете акцент?
– Стараюсь делать акцент на всём, от техники вплоть до физических упражнений, это также большой объём катания, технических элементов, работа в зале над всеми частями тела. В последнее время развиваю игру клюшкой и на выходах.

– У «Северстали» и «Алмаза» сезон пока выходит заметнее хуже прошлого, с чем это связано?
– Половину первого месяца я был в первой команде, потом вернулся в «Алмаз» и недавно снова был поднят в «Северсталь». В «Алмазе» у нас сильно поменялся состав, средний возраст команды уменьшился. Сейчас в составе много молодых хоккеистов, для которых этот сезон стал дебютным в МХЛ, может они ещё как-то не нашли свою игру. Я всё делаю как обычно, для меня ничего не менялось, просто где-то что-то не получается, не везёт. Ребята не до конца нашли оптимальные взаимодействие и реализацию моментов, временами присутствует какая-то неуверенность при обороне – это я могу сказать о молодёжной команде, потому что провёл там больше времени.
По последним матчам «Северстали» видно, что команда играет гораздо лучше, чем соперник, создаёт больше моментов, не хватает только реализации и везения. Очень много встречу нас проиграно в одну шайбу, до сих пор присутствуют глупые ошибки, которые приводят к победным голам соперника. Отчасти это просто невезение, скоро всё должно наладиться.

– Хорошо помните ваше спасение в матче против петербургского «Динамо», которое было признано одним из лучших в МХЛ по итогам сентября?
– Я стараюсь играть уверенно, надёжно, так, чтобы не было каких-то прыжков «последней надежды» и необычных спасений. Помню тот сэйв, там была серия рикошетов, так что мне приходилось метаться из стороны в сторону. Не скажу, что я прям запоминаю каждое своё спасение, оно может просто отложиться в памяти, но я не буду часто пересматривать свои сэйвы. Может гляну один раз, если увижу его в топе или друзья скинут.

«Пробовался вратарём, но меня отговорили и стал защитником»

– Как вы пришли в хоккей?
– Я пришёл в хоккей в три года, меня привели родители, так всё и пошло. В детской школе сначала учился кататься на коньках, потом стал полевым игроком. Когда начался выбор вратаря – я пробовался, но меня сначала отговорили и я стал защитником. Через какое-то время снова попробовался в ворота, мне понравилась вратарская тема, в том числе форма. Не то чтобы я хотел меньше бегать, просто понравилось амплуа. Отец был против, чтобы я играл на этой позиции, но я всё-таки встал в ворота, не жалею об этом.

– В планах есть раскраска шлема?
– Конечно, хотелось бы раскрасить шлем, что-то прикольное на нём нарисовать, заказать разноцветную форму. Но это дорогостоящая услуга, пока я молодой и отдавать 60 000 за это не очень хочется, если честно. Пока всё простенько, на данный момент у меня всё белое, я рад и такому.

– Уже есть задумки что нанести на шлем?
– Я думал об этом. Тренер вратарей из «Алмаза» Сергей Владимирович мне задавал такой же вопрос. Это точно будет какая-то стилистика, связанная с клубом. У меня слишком много идей, что можно будет добавить на фон, тем более ещё нужно будет убедиться, можно ли вообще это рисовать. Я бы написал что-то значимое для себя из моей жизни, связанное с родными. Скорее всего, нарисовал бы что-то из «Звёздных войн». Я бы набросал мастеру много идей, когда бы он предложил уже конкретный вариант эскиза, то додумал, что ещё можно туда добавить.

– Вы начинали в московских «Снежных барсах», потом перешли в «Русь» и оттуда уже переехали в Череповец. Как проходил ваш хоккейный путь?
– Я думаю, у меня всё предельно просто. Начинал в «Снежных Барсах», где пробыл до 14-15 лет, где-то в 14 поехал на просмотр в «Крылья». Там сказали, что я буду вторым вратарём и не буду много играть, из-за этого я остался в «барсах», провёл там ещё один сезон. Потом поехал на просмотр в «Спартак», там меня не взяли после двух месяцев предсезонки, а когда пришёл в «Русь», меня сразу взяли. Я остался там, потихоньку начинал играть в первой группе, провёл там два-три сезона. Когда был выпуск и нужно было ехать в МХЛ, у меня было два варианта. Тогда был карантин, за считанные дни перед моим отъездом в другую команду мне позвонили из Череповца и пригласили на просмотр. Я согласился, прошёл предсезонку и остался в команде. Начинал в «Металлурге», уже через сезон был в «Алмазе».

– «Русь» – одна из самых известных школ, которая ежегодно выпускает много талантливых игроков. Можете кого-то вспомнить из своего года?
– Да, у меня осталось много знакомых из «Руси»: Илья Иванцов сейчас здесь с нами, Александр Волков в «Локомотиве», Арсений Коромыслов и Владимир Сычёв в СКА, Павел Канаев в «Спартаке». Много игроков заиграло в КХЛ и МХЛ, даже если брать только наш год. Так что часто пересекаюсь с кем-то из них на льду.

– Ваш 35-й номер имеет какую-то историю?
– Больше свободных номеров не было (улыбается). В «Металлурге» мне просто дали майку с первым номером, я его не выбирал. В следующем сезоне в «Алмазе» первый номер был занят Константином Шостаком, двадцатый – Артёмом Назаркиным, тридцатый Дмитрием Шугаевым. Из вратарских оставался 35-й, поэтому я его и взял.

– Есть мнение, что вратари – странные люди со своими особенностями, вас никто не относил к такому разряду?
– Не знаю, я обычный парень, не скажу, что у меня какие-то лютые бзики. Ну есть всё-таки парочка, иногда говорят, что я какой-то отбитый. Но это в шутку, потому что я такой же, как все, у меня нет повёрнутостей, отличающих меня от полевых игроков. Есть отличия, но они базовые, идут сразу в комплекте с этим амплуа.

– Дмитрий Шикин говорил, что вратари – «это особая коалиция, мазохисты, которые любят, чтобы у них были синяки, любят боль», согласны с такой позицией?
– Всё верно (улыбается). Когда люди узнают, что я вратарь, часто спрашивают: «Зачем? Это же больно». Ты вроде получаешь кайф, но тебе при этом больно, поэтому это определение отчасти подходит к слову «вратарь».

– Как проводите свободное от хоккея время?
– Особо ничем не занимаюсь, могу потренироваться в свободное время. В основном я просто отдыхаю: лежу, что-то могу посмотреть, как-то отвлечься, посидеть с пацанами посмеяться. Сейчас моим хобби можно назвать вождение, потому что уже пора сдавать на права. Поэтому я хожу в автошколу, могу этим заниматься в свободное время. Также можно сходить посидеть с друзьями, в кино. Но очень редко получается куда-то выбраться, потому что мало выходных, . Когда в будний день ты приходишь после тренировки, не хочется никуда идти, просто лежишь, расслабляешься и пытаешься как-то отвлечься от хоккея.

– Увлекаетесь машинами?
– Я не скажу, что я ценитель до шестерёнок, просто мне интересны машины, как они работают, базовые вещи, которые должен знать человек при вождении. Не разбираю машины по болтикам, просто иногда нравится посмотреть какой-нибудь обзор на хорошую машину, присмотреть что-то на будущее.
Не могу сказать, что у меня есть острая необходимость в машине, откладывать на неё деньги, скорее будет рациональнее вложиться в недвижимость, для меня это в приоритете. Если будет возможность взять за не очень большую цену добротную машину – почему нет?

– Увлекаетесь другим спортом, кроме хоккея?
– Люблю иногда глянуть футбол и баскетбол. Когда мы ещё были в Череповце, часто смотрели с пацанами чемпионат мира по футболу. Также мы смотрим футбольные обзоры, пока вместе едим.

– Поделитесь ожиданиями от второй половины сезона.
– Как таковых ожиданий нет, хочу просто как можно больше играть, прибавлять в мастерстве и расти как игрок. Это пошло бы мне только на пользу и помогло в следующем сезоне.


Досье

Королёв Тимофей Павлович
Родился 20 июля 2003 года в Москве
Карьера:
2012-2018 – «Снежные Барсы», Москва
2018-2020 – «Русь», Москва
С 2020 – «Северсталь», Череповец


Поделиться