«Не жалею о том, что уехал из Канады. Стабильно играть в КХЛ в 19 лет – очень престижно». Глеб Иванов – об Игоре Ларионове, боевом шраме и чемпионстве с «Динамо»

Поделиться
25.01.2023 в 14:30

«Не жалею о том, что уехал из Канады. Стабильно играть в КХЛ в 19 лет – очень престижно». Глеб Иванов – об Игоре Ларионове, боевом шраме и чемпионстве с «Динамо»

19-летний защитник – один из самых стабильных игроков «Торпедо», за команду КХЛ он провёл больше 40 игр.

Глеб Иванов – воспитанник московского «Динамо», в составе которого он стал обладателем Кубка Харламова. Защитник приехал в Нижний Новгород из Канады, где провёл сезон в юниорской лиге. С первых матчей в системе Игоря Ларионова молодой защитник смог завоевать доверие тренера и закрепиться в составе основной команды

В интервью сайту МХЛ Иванов рассказал про игру «Торпедо», чемпионство «Динамо», опыт игры в Канаде, а также поделился историей своего боевого шрама.

01_20220822_DYN_TOR_VNB.jpg

«Торпедо» – команда-сенсация, даже не нужно слов о том, какое продвижение молодёжи здесь идёт»

– Сезон 2022/2023 стал для вас первым на взрослом уровне, какие впечатления?
– Я провожу свой первый сезон в КХЛ, это незабываемые эмоции. Первый матч сыграл на выезде со «Спартаком». Понятное дело, что был мандраж, тем более я и вся моя семья из Москвы. Сначала немного переживал, но потом влился в коллектив. Если честно, я даже не ожидал, что буду так стабильно играть, уже больше 40 матчей. У нас очень дружная команда, которая всегда поддерживает в трудную минуту, я очень рад.

– Что помогло так быстро и успешно закрепиться в КХЛ?
– Это произошло не без капли везения. Я играл в Канаде в WHL (Western Hockey League – прим), куда изначально уехал на сезон. Из-за международной ситуации мне не сделали визу, приехал обратно в Москву и начал готовиться к сезону. На тот момент у меня был действующий контракт с «Динамо» ещё на сезон, но мне не сделали квалификационное предложение, поэтому я стал свободным агентом. Буквально через два-три дня мне позвонил Андрей Леонидович Козырев, который более пяти лет возглавлял юниорскую сборную России, регулярно меня туда привлекал, отмечал мою игру. Мне выпал такой шанс, я не мог отказаться, предложение было слишком хорошим (улыбается). Играть с тренером, который тебе доверяет, требования которого ты знаешь – это большое удовольствие. Совсем не жалею о том, что уехал из Канады, потому что стабильно играть в КХЛ в 19 лет очень престижно.

– В конце декабря вы продлили контракт ещё на два года, с какими эмоциями приняли новое предложение?
– Очень приятное ощущение, когда тренеры видят в тебе будущее команды, меня это очень впечатлило. Хочу поблагодарить наш штаб за оказываемое доверие.

– Перед дебютом в КХЛ вы сыграли две игры за «Чайку». Изначально вас рассматривали как игрока для МХЛ, или кандидата в основную команду?
– Перед тем, как подписать контракт, я разговаривал по телефону с Андреем Леонидовичем. Как бывший тренер «СКА-Невы» он мне объяснил, как у них в Петербурге строилась система. У него были хорошо знакомые мне ещё по сборной ребята 2003 года, которые двигались по системе МХЛ-ВХЛ-КХЛ и играли в разных лигах. В «Торпедо» хотели сделать что-то подобное. Меня устраивал этот вариант, я проводил сборы с основной командой, начинал в неиграющем составе. Потом меня буквально на три дня отправили в МХЛ, после чего у «Торпедо» был выезд в Казань. Мне сказали собирать вещи и ехать с ними. С тех пор меня ещё раз отправили помочь «Чайке» в матче с «Толпаром», но сейчас я нахожусь в расположении первой команды.

– Эта система даёт свои плоды в первый же год?
– Всё и так видно по турнирной таблице. «Торпедо» – команда-сенсация, тут даже не нужно слов о том, какое продвижение молодёжи здесь идёт. Больше половины нашего состава составляют игроки младше 25 лет. Я считаю, что это классно – растить новое поколение для будущего клуба. Считаю это правильным и гениальным со стороны Игоря Николаевича Ларионова.

– Повышенное внимание к «команде-сенсации» не давит?
– Этого давления вообще не присутствует, что, на самом деле, очень странно. Я хочу отметить нашу дружную команду, парни всегда готовы помочь друг другу в сложные минуты, за весь сезон у нас не было никаких конфликтов.

– Адаптация ко взрослому хоккею прошла нормально?
– Уровень МХЛ и КХЛ, конечно, отличается. Во взрослой лиге игроки быстрее и сильнее, нет времени подумать лишний раз, в некоторых клубах игроки летят сразу в тело. Несколько раз мне прилетало в таких матчах.

– Разница в опыте тоже ощущается?
– Когда выходишь против мужчин, отыгравших в КХЛ уже больше десяти лет, это ощущается. У нас тоже есть такой хоккеист – это Георгий Мишарин. Я беру с него пример по максимуму. Мы сидим рядом в раздевалке, всегда прислушиваюсь к его советам. Старшие ребята в целом учат нас, молодых, мы это ценим.

– На результаты влияет тот факт, что в составе «Торпедо» много игроков с опытом игры в Северной Америке?
– Наша команда не показывает типичный североамериканский стиль игры, мы не пытаемся кого-то убить и влететь в тело. Наш стиль больше похож на тот, в который я играл ещё в юниорской сборной при Андрее Леонидовиче. Тогда он продвигал хоккей с меньшим количеством силовой борьбой, потому что на неё нужно много энергии. Шайбу ведь можно отобрать не только встретив соперника и размазав его по борту. Можно просто поднять клюшку, отобрать шайбу и поехать в контратаку. Некоторые команды играют в классический «бей-беги», я уже с этим сталкивался. Это довольно сложно для тех, кто ещё не встречался с такими соперниками, поэтому нам немного легче.

– Вы отмечали, что на молодёжном Кубке вызова Андрей Леонидович проводил детальный разбор канадцев. В «Торпедо» такое же скрупулёзное отношение к соперникам?
– Ничего не изменилось. Детали – это самое главное в хоккее, из них строится вся игра. Андрей Леонидович и Игорь Николаевич уделяют этому много внимания. У нас идёт полный отчёт по сопернику на видеоразборах. Николай Александрович Хабибулин проводит разборы вратарей, мы изучаем соперника перед любой игрой.

– В показателе полезности у вас «минус», считаете это проблемой?
– Я в принципе не так сильно обращаю внимание на статистику, как на командные результаты, особенно в своём первом сезоне. Конечно, хочется иметь «плюс» при такой успешной игре команды. Я стараюсь прогрессировать, делаю выводы после каждого матча, смотрю свои смены. Могу сказать, что не разочарован в своём минусе.

– Вы не любите смотреть в статистику, но когда открываете её, на какой показатель обращаете внимание в первую очередь?
– Наверное, очки, как и у всех. Когда люди смотрят на статистику игрока, в первую очередь обращают внимание на то, сколько у него очков. Больше хочется отдавать и забивать, это ни для кого не секрет. Но для меня прежде всего важны командные показатели и общие победы.

– Отсутствие голов на вас как-то давит?
– Выходя на лёд, на подсознательном уровне хочется забить. но я стараюсь об этом не думать. Андрей Леонидович иногда подшучивает по этому поводу, спрашивает у меня на скамейке: «Ну, когда? Когда уже это произойдёт то?» Но вообще, на меня нет никакого давления, шайба придёт в своё время.

– В КХЛ очень плотный график. Как физически и морально ощущаете себя после 40 игр?
– По поводу физики у нас в команде ни у кого нет вопросов, за это хочу поблагодарить людей из нашего штаба: это Филипп и Андрей, наши тренеры по физической и силовой подготовке. Они всегда нас держат в форме, не дают отдыхать на тренировках. Психологически это очень приятно, но иногда бывает сложно выходить на игру и осознавать, что ты молодой, от тебя не ждут какой-то феерии. Но всё равно всегда хочется прогрессировать, с каждой игрой показывать свой лучший хоккей.

– На предсезонных сборах «Торпедо» вы не бегали кроссы и не сдавали тесты Купера. С какими эмоциями это восприняли?
– (улыбается) Ну как сказать. У меня, Васи Атанасова и Егора Виноградова всё это было, потому что до этого мы проходили сборы с командой МХЛ. В «Торпедо» мы действительно удивились, что ничего этого не было. На сборах нам поэтапно закладывали нашу игру. Даже не припомню бега на земле, на льду. Конечно, это помогает сохранять кондиции.

– По ходу сезона у вас фиксировались броски со скоростью больше 130 км/ч. Много работаете над этим?
– У нас в зале есть бросковая зона, куда я захожу раз в два-три дня после тренировки. Бросаю по 300-400 шайб, как утяжелённых, так и простых. Хочется улучшать себя каждый день в броске, скорости, дриблинге.

– Предстоящий плей-офф уже сидит в голове?
– Конечно, уже разговариваем о плей-офф, хотим показать себя там только с лучшей стороны. Игорь Николаевич перед недавней игрой с московским «Динамо» сказал, что это наш потенциальный соперник в плей-офф. Нам нужно доказать, что мы здесь главные и играть первым номером.

– В составе «Торпедо» нет громких фамилий, это тоже можно назвать преимуществом команды?
– Не имеет значения, где ты играл в прошлом сезоне. Главное – что показываешь сейчас. У нас все ребята дают результат. То, что Игорь Николаевич Ларионов построил со своим штабом – это фантастика! Мало кто этого ожидал, было много скептиков на предсезонном этапе. Когда «Торпедо» подписывало неизвестных молодых ребят, людям было непонятно, что будет дальше. В итоге всё идёт хорошо и дай бог, чтобы так и продолжалось.

– Что поможет «Торпедо» выиграть Кубок Гагарина?
– Спортивная агрессия, сплочённость, желание, атакующий хоккей и наши так называемые «тики-таки». Очень сложно контролировать ситуацию, когда против тебя играют в средней зоне в одно касание. Даже если ты это разбираешь, человеческий мозг так устроен, что он просто не успевает реагировать за такой скоростью.

иванов глеб.jpg

«И в Канаде, и в МХЛ у игроков много желания, все хотят пробиться, показать себя»

– В 2020 году вы уехали в Канаду, как это вышло?
– В мае, когда был юниорский чемпионат мира, и «Динамо» стало обладателем Кубка Харламова, моему агенту Андрею Матвееву поступило предложение. Команда «Medicine Hat Tigers» захотела забрать меня на юниорском драфте. Он позвонил мне, объяснил ситуацию. Клуб уже был заинтересован во мне за год до этого, но я отказался, была сложная ситуация с пандемией. Когда мне пришло повторное предложение, ситуация стала лучше, все в семье были за. Папа сказал, что не всем выпадает шанс поиграть в Северной Америке, считал, что мне стоит попробовать. Считаю, что в Канаде я в первую очередь вырос психологически. Там у меня не было родных и русскоязычных друзей. В команде был один игрок из Латвии, который говорил по-русски только в именительном падеже. Понять можно было, но всё равно не то. В Канаде я понял, что такое силовая борьба, потому что люди там летят без тормозов прямо в борт. После такого ты начинаешь крутить головой в разные стороны и быстрее принимать решения. От этого и игра становится быстрее.

– Отличия WHL и МХЛ сильно бросаются в глаза?
– За исключением одного клуба все матчи там проходят на канадских площадках, от этого выше скорости. А так и там, и в МХЛ у всех много желания, все хотят пробиться, показать себя.

– За сезон в Канаде вы заработали «- 28» в показатель полезности, как так?
– В Канаде пропагандируется строго атакующий хоккей, где все убегают в нападение. В том году сложилась такая ситуация, что у нас в команде было омоложение состава. Насколько я понял, всех старших лидеров обменяли на молодых и перспективных ребят. От нас ушли два-три полноценных лидера, поэтому команда заняла последнее место в нашем дивизионе. Мы меняли тактику почти каждые две недели, из-за этого получился такой большой минус. Он у всех был примерно таким же.

«Хочется завоевать Кубок Гагарина и поесть из него, может быть, окрошечки»

– Почувствовали разницу в собственной игре, когда вас отправили из основной команды на матч против «Толпара»?
– Мне самому было очень интересно сравнить. Игорь Николаевич попросил меня после игры с ЦСКА помочь «Чайке» и Егору Виноградову. У них тогда победы чередовались с поражениями. После того, как сыграл больше 30 матчей в КХЛ, стало больше уверенности на льду. А так не могу отметить серьёзных изменений. Мне отдавали отличные передачи, первую шайбу забросил в большинстве. Партнёр хорошо закрыл вратаря, я бросил от синей линии и забил. На вторую шайбу мне отдали поперечную передачу, бросил и попал. Стечение обстоятельств, не хочу себя хвалить (улыбается).

– Какие были эмоции от Кубка Харламова в составе «Динамо»?
– Я провёл весь регулярный чемпионат, но в плей-офф сыграл мало, потому что уехал на юниорский чемпионат мира. Не было вопросов о том, что я могу остаться и не поехать на сборы. Со мной был Никита Новиков, вместе с ним мы сыграли два матча в плей-офф, после чего отправились в сборную.

– На сборах следили за игрой «Динамо»?
– Конечно, мы тогда ещё были не в Америке, а на двухнедельных сборах в Новогорске. Смотрели каждую игру, переписывались с друзьями, командой. Потом «Динамо» стало обладателем Кубка Харламова, мы всех поздравили. Когда команда выигрывает – это незабываемые эмоции, хоть ты и не находишься с ней. А медальку я всё равно получил (улыбается).

– Как распорядились Кубком Харламова в свой день?
– Пошёл на последний звонок 11 класса вместе с Кубком Харламова. Рассказывал ребятам о своей хоккейной жизни: как я начинал играть, где был последний год, обо всём сезоне. Всем всё понравилось. Я сфотографировался со всеми желающими, с директором школы, своими учителями. Потом немного посидели с семьёй, пофотографировались и отдали трофей обратно.

– Не было мыслей что-то налить в Кубок и съесть из него что-то экзотическое?
– Не знаю почему, но у меня не было настроения есть оттуда, хотя я знал такую примету. Хочется завоевать Кубок Гагарина и поесть из него, может быть, окрошечки (улыбается).

– Как обстоят дела с учёбой?
– Учусь в Нижнем Новгороде, в училище олимпийского резерва имени Тишина. Так как у меня не было возможности нигде учиться в Канаде, я просто занимался английским. Сейчас всё идёт по плану, хвостов нет, зимняя сессия сдана.

«Что-то хрустнуло в голове, приложил руку к лицу – кровь»

– Вы воспитанник московского хоккея, как вам дался переезд из столицы в Нижний Новгород?
– Не знал, чего ожидать, я ни разу сюда не приезжал, хотя побывал во многих городах России за свою хоккейную жизнь. Мне очень понравился Нижний Новгород, здесь много красивых мест, где можно провести время с друзьями и родными, которые ко мне часто приезжают. Не зря Нижний представлен столицей молодёжи, так что всё классно.

– Как семья отреагировала на ваш отъезд в «Торпедо»?
– Положительно, они понимали, что для меня это новый уровень, шанс показать себя в КХЛ. Отец дал мне пару напутствий о том, как играть со старшими. Мама первое время переживала, названивала, спрашивала, что да как, еда-не еда (смеётся). В целом я уже адаптировался, поначалу жил в гостинице рядом с ареной, потом начал снимать квартиру, сейчас живу в ней, всё хорошо.

– Игорь Ларионов против употребления игроками сахара и фастфуда, вам тяжело без этого?
– Я считаю, что жизнь без сахара для спортсмена, это, возможно, правильно. Верю Игорю Николаевичу, но мне без сахара сложно. Бывают дни, когда я могу съесть шоколадку с чаем, но фастфуд уже давно не употребляю, не интересует эта еда. По поводу газировок – есть минеральная вода, почему нет?

– Кроме хоккея следите за другими видами спорта?
– Я ярый футбольный болельщик, можно сказать, экс-футболист. В детстве играл и в хоккей, и в футбол, мой дедушка по папиной линии тоже играл в «Динамо». У нас такая динамовская династия в семье. В этой системе я играл в оба вида спорта, совмещал. Лет в девять папа мне сказал сделать выбор, я выбрал хоккей. Мой кумир – Лионель Месси, у меня есть майки «Барселоны» и сборной Аргентины. Недавно они выиграли чемпионат мира, чему я очень сильно радовался. Смотрел каждый их матч, было потрясающе.

– Можете рассказать историю боевого шрама под правой бровью?
– Это было недавно (улыбается). Мы играли в Екатеринбурге против «Автомобилиста». Соперник вбросил в нашу зону шайбу, я поехал в угол её отбирать и не укрыл корпусом. Соперник просто влетел и произошло так, что моя голова оказалась между плечом игрока и бортом. Ударился голым лицом об борт. В голове что-то хрустнуло, даже не понимал, что происходит. Приложил руку к лицу – кровь, уехал на лавку. Было не очень больно. Всё происходит так молниеносно, что ты не чувствуешь этого.

– Кто из соперников запомнился больше всего?
– Даже не знаю… Я ни разу не сыграл против «Ак Барса», хотя хотелось бы. Когда выступал за «Динамо», то очень следил за Вадимом Шипачёвым, нравилось как он действует. Может быть, ещё получится сыграть против него.

Поделиться