Поделиться
09.07.2015 в 10:53

Ильяс Гафиуллин: Нужно вкладывать в развитие школ, а не подписывать дяденек



Ильяс Гафиуллин покинул ворота «Толпара» весной 2014-го и с тех пор в башкирской вертикали не появлялся.

На данный момент вратарь проходит сборы с курганским «Зауральем», выступающим в Высшей Лиге. Уфимский воспитанник рассказал об игре на Сахалине, поездке в РХЛ и свадьбе, а также поделился мнением о политике:


—  Как проводите лето?
— Лето для меня закончилось. На днях я прибыл в Курган на просмотр. В отпуске было чем заняться: два раза в неделю ходил играть в футбол, три раза в неделю в тренажерный зал. В общем, отдых был активный. Ну а вообще, летом произошло значимое событие в моей жизни — я женился (улыбается). Помимо этого я закончил первый курс магистратуры БИФК. И как без медового месяца? Слетал на Майорку с женой. По прилету я поехал на вратарские сборы в Мензелинск к Мазитову Рамилю Маратовичу, после них в Уфе еще немного покатался с ребятами, с кем играл по СДЮСШОР. Время пролетело незаметно. Сегодня прохожу медосмотр с командой «Зауралье».

— Поздравляем молодоженов! Кого из хоккея позвали на свадьбу?
— Спасибо. Валерия Полякова и Рафаэля Мухаметзянова.

— Расскажите о межсезонье-2014. Был ли просмотр в «Торос» и как вы попали к «Сахалинским Акулам»?
— Сразу же после сезона нас, ребят 93-го года, отправили в «Торос» на просмотр, где мы пробыли примерно неделю, не помню точно. Никого из нас не оставили. В июле мне позвонили из сахалинской команды, сказали что я им нужен. Недельку подумал, да поехал к ним на просмотр. В итоге я им подошел.

— Расскажите об организации хоккея на Сахалине. Отличалась от Уфы?
— Конечно же, отличалась, все-таки для Сахалина это был первый опыт выступления в МХЛ — в Уфе все по-другому, тут выстроена целая система, там же делаются первые шаги для этого. Еще одной отличительной чертой было то, что команду возглавлял словацкий специалист Милан Ситар, уже имевший опыт с молодежью в России. С ним я пересекался в плей-офф 12-13 года за «Батыр». Тогда он возглавлял «Клин».

— Команда дальневосточная, но играет на Западе. Как с акклиматизацией и перелетами?
— Поначалу было очень тяжело, перелеты по восемь с половиной часов сильно изматывали. Я не мог спать ночами, перепил кучу таблеток, но они не помогали. Потом как-то более или менее мой организм привык к таким изменениям. Но всё равно, бывали такие моменты, когда я не спал всю ночь и приходилось выходить на лед играть. Это было очень сложно, когда на тебя надеется команда, сложно подойти к тренеру и сказать, что ты не готов, потому что не спал ночью. Ничего хорошего в этом не было.

— В клубе не задавались вопросом, почему «Акул» не переведут в Восточную конференцию?
— В общем, нам это объясняли тем, что переезды на Запад выходят дешевле, нежели в другую конференцию.

— Как вам игралось против западных клубов?
— У западных клубов немножко другой стиль игры. Мне показалось, что там ребята больше бросают по воротам, отличаются тактики построения игры. Так показалось, что команды подобраны ровные, не то, что на Урале — у кого школа сильнее, тот и в верху таблицы.

— Какое общее впечатление от игры за Сахалин?
— Я доволен тем, что у меня было много игровой практики, нежели в «Толпаре». В Уфе я ждал своего шанса, там же после игры я задавался вопросом: кто там следующий? Кто соперник? И начинал готовится к нему.

— И все же зимой пришлось уйти.
— Честно говоря, я немножко не понял этой ситуации. По ходу сезона тренер был доволен мной, я играл все игры подряд. Даже мелькала мысль: когда же мне дадут отдохнуть? Все шло хорошо, мы шли в зоне плей-офф, и вдруг наша команда перестала забивать. Тренеры стали искать нападающих. Из-за лимита игроков 93-го года им пришлось кого-то уволить и усилить линию нападения. Этим кем-то оказался я. Они нашли нападающего. В итоге, как сами знаете, Сахалин не попал в плей-офф.

— Как вас занесло в «Славутич» и почему не сыграли там?
— Я приехал домой… Агент сразу начал искать клуб. Уже была договоренность с ХК «Зауралье», что я приеду к ним на концовку сезона. Они помнили меня по выступлениям за «Батыр», тогда мы дошли до финала и играли с их молодежным «Юниором». Но дозаявка в ВХЛ закончилась и Лига не разрешила. Сижу я такой дома, в печали, и вдруг в самый последний момент звонит агент: «Поедешь в Смоленск?» Я, не думая, согласился. Договоренности о том, что я буду там играть, изначально не было. «Славутич» был уже укомплектован вратарями, так что фактически они просто пошли нам навстречу, чтобы я тренировался с командой. К тому же на носу был плей-офф и готовить меня к играм на выбывание не было смысла.

— Что было интересного в РХЛ?
— Я был всего лишь два месяца в РХЛ, поэтому делать какие-то выводы, я считаю, неуместно. Что бросилось в глаза, так это то, что там совсем другой менталитет, нежели в МХЛ, ребята знают, что им надо. Нет такого, так сказать, «детского сада». Люди серьезно относятся к своей работе, у многих уже семьи.

— Как проходят ваши первые дни в «Зауралье»? Есть какая-то определенность по контракту?
— На данный момент я подписал просмотровый контракт до конца августа.

— Держите связь с экс-одноклубниками из Уфы?
— Обязательно. Всегда на связи со своим другом Валерием Поляковым, сейчас он в расположении «Южного Урала».

— А с Даниилом Романовым? Он поехал в Воронеж.
— К сожалению, мою страницу «ВКонтакте» взломали, пришлось создать новую. Общались там, в отпуске виделись с ним.

— Вы, Романов, Ханьяров. Почему вратари 93-94 г.р. не остались в клубе?
— Наверное, этот вопрос больше к руководству (улыбается).

— Как вам вообще политика «Салавата» по отношению к молодёжи? Мало игроков пробивается до основы. Не тянут сами или суровые условия?
— «Салават Юлаев» — топ-клуб, а в такие команды обычно подписывают уже состоявшихся хоккеистов. Поэтому молодым ребятам приходится пробиваться другими путями, лишь единицы попадают в топ-клуб сразу же после выпуска из МХЛ. С другой стороны, почему бы не последовать примеру наших соседей из Татарстана? В системе Казани уже есть клуб ВХЛ «Барс», собранный из своих воспитанников. Ребятам было бы проще привыкнуть к взрослому хоккею.

— По-вашему, реально сейчас в ВХЛ и КХЛ играть и побеждать, делая ставку на местных игроков?
— Это очень сложный вопрос… Ведь многие игроки после МХЛ заканчивают со спортом, так и не раскрыв свой потенциал. А если дать им шанс? Создавать команды? Если в Уфе в МХЛ будет три команды? Неужели мы не сможем через десяток лет собрать из них полноценную команду мастеров, способную бороться за самые высокие места? Нужно развивать эту тему…

— Реально ли Уфе держать три клуба МХЛ? Не все же из детской школы тянут.
— Думаю, что вполне реально, количество хоккеистов в Уфе с каждым годом растет, а отсев идет жесткий. Дошло вплоть до того, что появляются платные школы. Но ведь не каждый мальчишка, а точнее, его родители в состоянии платить, скажем, по 500-1000 рублей за час тренировки. Если бы открывались школы, была бы конкуренция. В этом отношении мне нравится политика Юрзинова-старшего. Было бы из чего выбирать. Нужно вкладывать в развитие школ, а не подписывать состоявшихся дяденек за космические суммы.

— Вы упоминали сборы с Мазитовым. Почему до сих пор ездите именно к нему на сборы?
— Мне нравится работать с ним с самого детства. Он слепил из меня то, что я сейчас представляю. Он честен и неравнодушен к каждому вратарю, работать с ним весело и приятно. У нас с ним дружеские отношения, можно всегда попросить у него помощи и совета.

— Какие цели ставите на новый сезон?
— На данный момент главная цель попасть в команду и закрепиться в ней. Побольше поиграть в этом сезоне.

— За изменениями в «Салавате» следите? Что думаете о новом курсе клуба?
— Если честно не слежу за делами клуба, узнаю о новостях случайно, когда листаю Instagram или говорят друзья, которые следят за командой. Пока у меня свои изменения в жизни.

— И напоследок. Что вратарь с до сих пор зелеными щитками пожелает уфимским болельщикам?
— У меня уже белые (улыбается). Я желаю всем болельщикам только побед своей любимой команды. Всегда верьте в ее успех, ведь ваша поддержка очень важна для игроков. Будьте вместе с командой и в горе, и в радости!


ufahockey.ru

Поделиться