Поделиться
20.01.2016 в 12:08

Алексей Морозов на Спорт FM

Двукратный чемпион мира по хоккею, двукратный обладатель Кубка Гагарина, а ныне управляющий директор Молодежной Хоккейной Лиги Алексей Морозов побеседовал с ведущим программы «100% Хоккея» Владимиром Дехтяревым об итогах выступления молодежной сборной на чемпионате мира, о стратегии развития детского и юношеского хоккея в России и влиянии агентов и больших денег на молодых хоккеистов.



– Вопросов у нас достаточно много, хочется успеть их все обсудить. Наверное, начнём с завершившегося молодежного чемпионата мира. Как оцените выступление нашей команды?
– Положительно выступили, вышли в финал, весь турнир прошли ровненько. Хорошо играли, показали командную игру. Молодцы. Конечно, в финале нам немножко не хватило. Надеялись на золото. В финале всегда есть победившие и проигравшие. В целом турнир у ребят удался. И мы, и Федерация, и все довольны результатом. Конечно, хотелось большего, но в то же время нет никакого провала. Нет никакой паники из-за того, что чемпионат прошел неудачно для нас.

– Молодежная Хоккейная Лига получила какую-нибудь похвальную грамоту?
– Нет. Сборной занимается Федерация. Мы только помогаем Федерации в том, чтобы наши молодые игроки росли, набирались опыта, становились более профессиональными. Мы не за грамоты работаем, а для того, чтобы у нас выстраивалась вертикаль «МХЛ - КХЛ – сборная».

– Ваше взаимодействие с ФХР в каком виде проходит? Какие-то советы, какие-то вопросы совместно решаются?
– У нас есть совещания, есть совместные вопросы, которые касаются общего развития нашего российского хоккея. Поэтому мы совещаемся. Конечно, у нас есть своя позиция. Мы разработали стратегию развития молодежного хоккея в Россиии презентовали ее.

– А что она в себя включает?
– Много пунктов. Много всего. В принципе, хотим создать лучшую Молодежную Хоккейную Лигу в Евроазиатском регионе. Для этого будем привлекать и академию судейства. Сейчас у нас очень страдает судейство, потому что в МХЛ мало инспектирования. На следующий год будем уделять этому внимание. Когда инспектор на матче, совсем по-другому игра проходит – и судейство это отмечает, и клубы. Сейчас всего 33% матчей инспектируются. На следующий год хотим до 50% довести. Сейчас тяжелая ситуация, клубы сами оплачивают инспекторов. Сейчас они приглашают только на «стыковые» матчи. И, конечно, будем развивать не только профессионализм наших спортсменов-хоккеистов, но и менеджмента, тренеров. Будем готовить тренеров и для КХЛ, и для сборных.

– Разговор у нас новый про отсутствие определенности в системе подготовки молодых хоккеистов. Это действительно так. Например, Канада. Там эдакий инкубатор, можно, наверное, так выразиться, пусть это и не очень хорошо звучит. Инкубатор по воспроизводству молодых игроков. И ребята, кто был выбран в первом раунде, практически все играют в Национальной Хоккейной Лиге. Кто-то даже буквально сразу же практически начинает там играть. Я не говори о Кросби, Малкине, Овечкине... Достаточно много и других имен. У нас такого, к сожалению, пока нет. Действительно у нас есть какие-то проблемы?
– В Канаде более развит массовый спорт, больше ребят занимается хоккеем.

– Как нам сделать, чтобы и у нас так было?
– Сейчас над этим идет работа, и Федерация знает, что делает. Сейчас разрабатывается стратегия развития детско-юношеского хоккея. Будут изменения, мы совместно будем работать для того, чтобы игроки выходили в МХЛ уже обученными. Сейчас много очень жалоб от тренеров, говорят, не с кем работать, ребята выходят совсем неготовые для молодежного хоккея, и их надо переучивать. Поэтому нужно построение вертикали юниорского и молодежного хоккея во взрослый. Мы будем совещаться с Федерацией, совместно работать для того, чтобы улучшать ситуация, чтобы наши игроки росли.

– В ваше время как вас готовили? Смотрите, сколько было игроков и каков был их уровень. Кого угодно можно вспоминать. И Жамнов, и Ковалев – ребята, которые, собственно говоря, в 20 лет играли за Олимпийские сборные. И медали завоевывали. А куда сейчас все это ушло?
– Раньше мы, потренировавшись, приезжали домой, выходили во двор и гоняли там шайбы. Мы больше на улице проводили времени, и на площадке оттачивали свое мастерство. Просто с ребятами непрофессионалами, не теми, кто занимался хоккеем, а с теми, кому было просто интересно. Мы с ними выходили, играли, набирались «уличного» мастерства. Это очень помогало нам. Сейчас установка другая: тренировку провел, значит устал. Сейчас очень много катков открывается уличных, они заливаются. Это и в Москве, и в регионах так. Ребятам надо просто увеличивать время оттачивания своего мастерства. Конечно, встают большие вопросы о коррупции в юниорском, детско-юношеском хоккее. С этим также будем бороться. Надо и тренеров готовить высококвалифицированных. Федерация будет этим заниматься. Надеюсь, в скором будущем все изменится. У нас также будут появляться топовые игроки, которые потом смогут показывать высокие результаты и защищать честь страны.

– Тогда надо упомянуть и детский хоккей. Ведь ребята приходят из детского хоккея уже с проблемами. У кого-то с катанием проблемы. Достаточно много их. Кто должен это решать? МХЛ или Федерация Хоккея? Или это совместное решение?
– В принципе, Федерация отвечает за развитие детско-юношеского хоккея. Но мы готовы во всем помогать и готовы разрабатывать системы подготовки. Мы будем плотно взаимодействовать с Федерацией в этом вопросе, потому что сами в этом заинтересованы. Чем лучше игроки к нам будут выходить в МХЛ, тем и чемпионат у нас будет интереснее.

– Что касается массовости. Как нам привлечь детей? Канадцы считают, что у них это серьезная проблема: там только каждый пятый мальчик идет заниматься хоккеем. И они считают, что это уже очень серьезная проблема. А нам-то что делать? Есть определенные официальные данные. Тогда у нас, наверное, катастрофа сейчас…
– Нельзя сказать «катастрофа», хоккей у нас сейчас – спорт номер один в стране. Много катков открывается. Надо просто развивать хоккей в регионах. Там, где его нет, создавать молодежные команды для того, чтобы у ребят был стимул расти, попадать в МХЛ, а дальше уже смотреть на КХЛ. Сейчас не так много их... Несколько команд мы потеряли в том году. Если будет больше команд, будет меньше затрат на переезды и проведения первенства МХЛ. И для регионов это будет не так накладно.

– Сейчас в МХЛ 44 матча в регулярном чемпионате. Даже с учетом того, что команда снялась, у кого-то, значит, меньше получится игр. Не мало ли это? Объясню, почему. Был в Южно-Сахалинске, был в других городах. Тренеры жалуются на то, что большие паузы - по три недели. Эти паузы команду очень сильно выбивают. Сейчас у нас Евротуры проходят. Некоторые команды после Евротуров тоже очень долго собираются. А здесь три недели пауза. Не мало ли?
– Перед чемпионатом мы сделали опрос всех клубов. Все клубы говорили, что надо играть поменьше, что ребятам надо учебе и тренировочному процессу больше времени уделять. Поэтому просили уменьшить количество матчей. Спустя два месяца с начала чемпионата мы сделали еще один опросник, чтобы подготовиться на следующий сезон. Буквально все говорят, что мало игр, большие паузы. Мы все равно останавливаемся для того, чтобы сборная могла подготовиться к своим соревнованиям. Мы делаем паузы и для сборной, учитываем ее интересы, так будет и в дальнейшем.

– Имеется, в виду, молодежная?
– Да.
Взаимодействуем с ними и будем продолжать это делать, чтобы они могли готовиться к международным соревнованиям.

– А на ваш взгляд, какого оптимальное количество матчей? Вот смотришь, молодежка играет – опять же Северную Америку в основном берешь. Там 72 матча. Процесс идет, ребята учатся, все у них нормально. И самое главное, ведь, на мой взгляд, именно в это время, когда играют молодые ребята, наверное, нужна игровая практика, им надо где-то опыта набираться.
– Игровая практика нужна, конечно же. Без игр мастерами не стать. Но у нас большие переезды, страна большая. Здесь тяжелее. Но на следующий год мы приняли решение, что увеличим количество матчей.

– Сколько будет?
– Не могу сказать сейчас точно.

– Но больше 50?
- Это будет зависеть от количества участников чемпионата, от того, сколько у нас будет команд, будем ли разбивать их на три дивизиона для того, чтобы уменьшить переезды. Мы посмотрим в конце сезона. В принципе, пожелания клубов были от 50 до 60 матчей.


– Возвращаясь к молодежному чемпионату миру. Очень много игроков у нас из-за океана. Да и КХЛ столкнулась в этом сезоне с такой проблемой, что много ребят уезжает за океан. Сейчас опять же у нас, по-моему, 10 или 11 человек было в молодежной команде, которые играли не у нас в чемпионате. То есть, практически половина команды. Вот эта проблема отъезда молодых игроков сейчас существует? Стоит ли в связи с этой ситуаций, в связи с созданием МХЛ вообще уезжать туда?
– Знаете, здесь большую роль играют агенты, которые переманивают ребят, говорят, что там ты будешь лучше расти и развиваться. Но не всегда так получается. Многие уезжают туда и пропадают. Потом возвращаются сюда, пытаются найти себя. Мы с этим будем бороться. И с агентами будем разговаривать. И КХЛ работает вплотную по взаимодействию с агентами, чтобы ребята здесь оставались и могли расти. Здесь в большинстве клубов созданы очень хорошие условия для того, чтобы они росли. Есть школы, базы, интернаты. Профессиональные тренеры работают с ними для того, чтобы они повышали своё мастерство. Надеемся, отток будет меньше, а ребятам будет интересно играть в МХЛ.

– Вы в свое время тоже уезжали.
– Время было совсем другое. Я уехал, когда поиграл за национальную сборную. Попробовал и понял, что надо дальше расти и развиваться, попробовать себя в лучшей лиге.

– К этому мой вопрос. Идет спор по возрасту, когда уезжать. Кто-то уезжал в 18 лет, кто-то в 20, кто-то в 25. Первые игроки вообще после 30 уезжали. Вы, когда уехали, чувствовали, что готовы к этому, что можете играть на достаточно высоком уровне?
– Я не жалею, что рано уехал. Я уехал в 20 лет. Потому что в «Крыльях» была тяжелая ситуация. Я принял решение, что все-таки поеду. Я доволен тем, что уехал, набрался опыта, увидел, как там мастера работают надо собой. Это то, чего мы не видели. Они остаются и после тренировок, и даже после игр работают в зале для того, чтобы подготовиться к следующей игре, повысить свое физическое состояние.

– Кстати, очень интересный вопрос. Я обращал внимание, что во многих командах есть игроки-ветераны, кто достаточно много и в НХЛ поиграл. Интересно, матч закончился, более молодые игроки ушли домой. А ветераны остаются, работают. Кто-то пару кружочков вокруг стадиона пробежит, кто-то на велотренажере поработает. Я смотрел за Алексеем Ковалевым, когда он в «Атланте» играл. Было очень интересно посмотреть: тренировка заканчивается, а несколько человек остаются, отрабатывают буллиты. Этот человек всего достиг, думается…
– Это профессионалы. Они понимают, что надо дополнительно работать, что надо после каждой игры настраиваться на следующую: круги пробежать, педали покрутить, что-то в зале поделать. Ты готовишь свое тело, свой организм для следующей игры. Сейчас игр много, переезды большие. Если ты не будешь готовиться, а будешь убегать домой, и не выгонять молочку, которая скапливается в мышцах после матча, то тебе на следующий матч будет очень тяжело играть.

– К сожалению, у нас есть еще одна проблема. Об этом говорили. Агенты в том числе. Вот эти контракты молодых игроков, которые считают, что в этой жизни они добились всего, получив достаточно хорошие контракты. Если смотреть по меркам нашей страны, у некоторых контракты даже очень хорошие. Не рано ли?
– Есть такое. У некоторых ребят «плывет голова». Получают какие-то деньги, и думают, что жизнь удалась. Перестают спрашивать с себя, добавлять и уделять больше времени тренировкам. Здесь должны, конечно, тренеры и психологи работать в командах, которые должны направлять игроков на правильный путь для того, чтобы они совершенствовались и росли, а не думали, что у них уже жизнь удалась. Все только впереди, все только начинается в этом возрасте.

– Видим мы, что результаты нашей команды на чемпионатах мира одни, на Олимпийских играх они совершенно другие. И последние наши медали – 2002 год, Солт-Лейк-Сити, дальше вообще мы не попадали в медали. На ваш взгляд, чего не хватает нашему российскому хоккею, чтобы выйти на более высокий уровень? Система подготовки игроков, развитие детского хоккея, в чем у нас самая главная проблема, на ваш взгляд? Или какой-то комплекс проблем?
– Комплекс. Должна быть вертикаль, как я уже говорил: «детский – юношеский – молодежный хоккей – КХЛ - сборная. То есть должна быть выстроена общая вертикаль по развитию хоккея, чтобы ребята и в юношеском возрасте стремились в МХЛ, а оттуда в КХЛ. И чтобы для них это было престижным, интересным, чтобы они хотели играть за свою страну. Чтобы у них был патриотизм. И игроки должны прилагать максимум усилий, чтобы не просто прийти в МХЛ – и все, сразу начинал уменьшаться спрос к себе, менялось отношение к тренировкам, к тренерам. У нас есть проблема менталитета. Многие игроки думают, что они умнее тренера, и готовы чуть ли не подсказывать тренеру, как играть против того или иного соперника.

– Вы человек, который поиграл за океаном. Там лимита на легионеров никакого никогда не существовало. Вы человек, который поиграл здесь много времени. Здесь поиграли в том числе и с иностранцами. У вас сейчас другая должность, другой подход. Лимит легионеров как-то мешает, помогает, нужен ли нам?
– Я считаю, что нужен лимит на легионеров. В том количестве, в каком он сейчас есть – достаточно. Потому что нам нужны здесь топовые игроки, у которых можно чему-то научиться. Не тех, что приедут за небольшие деньги, но будут занимать место нашего российского игрока, не выкладываясь, не отдаваясь команде. Я встречал множество хоккеистов, которые в своих сборных и на Евротуре пашут, стараются. И совсем другими игроками выглядят, чем те, что здесь просто катаются за российский клуб. Приезжают забрать свои деньги, отбыть здесь свой номер так, чтобы травмы не получить. Это не помогает командам, не помогает даже нашим молодым ребятам, которые могут на них смотреть, учиться чему-то и расти.

– А готовы ли мы заменить сейчас иностранных игроков, хватит ли у нас ресурса? У нас много ребят за океаном, у нас тренеры жалуются. И Виталий Прохоров, Валерий Брагин об этом говорили. Да и клубы сами об этом говорят. Уровень подготовки не очень хороший. И если мы сейчас отказываемся от легионеров, то их должны заменить те, кто играют в МХЛ в данный момент.
Может быть, надо больше своим молодым доверять. Растить, чтобы они не сидели на месте у нас. У нас есть два молодых игрока, которые должны играть в КХЛ. Но некоторые молодые игроки там просто просиживают. Сидят и не получают никакой практики. Надо им доверять и давать им игровое время для того, чтобы они могли развиваться. У меня были примеры, когда ребят брали, сажали на скамейку. Сидели и только на одну-две минуты выходили на лед. Думали, что они уже в КХЛ. Но когда лимит по возрасту проходил, они уже никому не подходили. Приходилось ехать в ВХЛ играть. Либо еще куда-то.

– Это ведь тоже большая проблема. Если вспоминать Советский Союз, никакого лимита по возрасту не было. Если ты можешь играть, то пожалуйста.
Да, в наше время, если ты подходишь, в 18 лет ты уже можешь играть.

– Это же плюс был и вам, и всем остальным. Ты выходишь на абсолютно новый, более высокий уровень.
Если тебя заметили в молодежной, юниорской команде. Начиная карьеру, я восемь матчей провел неплохо, тренеры поняли, что я готов и забрали в команду мастеров. Там я начал играть не так много. Но все равно в третьем звене нам доверяли, и мы играли по 12-15 минут за матч, делали свое дело.

– В следующем сезоне у «Адмирала» должна появиться своя молодежная команда. Это, наверное, то, о чем они долго уже мечтают. А что ждет проект «Сахалинские акулы»? В начале программы мы говорили о том, что нам нужно развитие в регионах хоккея. Как раз-таки Сахалин показывает, что в регионе с хоккеем все в порядке. Он начинает развиваться. Недавно я вернулся оттуда. Там проводился достаточно интересный турнир. Мы ездили в другие города. Тот же Хомск – 80 километров от Южно-Сахалинска, и сам Южно-Сахалинск… Чувствуется, что сейчас там реально хоккейный бум. Как бы нам так сделать, чтобы не потерять этот регион? Может быть, нужна какая-то помощь от государства, чтобы поддерживать хоккей? Люди же там на местах стараются, они хотят. Может, нужна какая-то поддержка?
Поддержка нужна, всем сейчас тяжело. На Сахалине я был на открытии чемпионата, мне там очень понравилась инфраструктура, то, что там делается, то, как там любят хоккей, как относятся к команде, как для нее стараются. Они хотят развиваться. Мы хотим им помогать, содействовать. Если они будут аффилированы с клубом КХЛ, то, конечно же, мы им разрешим играть в чемпионате. У нас есть такие команды.

– «Магнитка» как раз…
Да. Нижнекамск, команда из Ярославля. Питер – две команды… Это разрешено по регламенту, поэтому мы будем помогать. Они нужны нам, как регионы, для развития хоккея.

– Не раз у нас говорили, что хоккей – это даже социальный проект. Сахалин «отрезан» у нас от страны, но он имеет возможность, например, за счет хоккея быть в гуще событий. Вообще в восточной части это поможет развить хоккей.
Да, будет полегче, это упростит для команд переезды, сократит расходы. Длинные перелеты, поездки… Но они справляются и помогают еще и другим клубам для того, чтобы еще доехать до них. Если будет в регионе больше команд, это совсем упростит проведением чемпионатов.


– Запустился у нас достаточно интересный проект –
U18. Долго ходили споры, нужен, не нужен… Как оно будет выглядеть? Ваши впечатления? Большая часть сезона позади. Может быть, общались с Виталием Прохоровым на эту тему?
С Виталием мы на связи. Уже сейчас знаем, что можно поправить в регламенте для того, чтобы была помощь для сборной U18. Мы пошли на этот эксперимент, нам был он интересен. Мы считаем, он может помочь развитию нашего молодежного хоккея для сборной, для страны. Конечно, мы будем делать выводы по результатам того, как ребята сыграют на чемпионате мира в апреле. Сейчас они играют здорово, идут в первой тройке. У них собрана хорошая и перспективная команда. Виталий говорил, что есть ребята, которые могут вырасти и потом заменить наших ребят в сборной. У них созданы хорошие условия.



– Здесь есть еще такой нюанс: смотришь, в других странах тоже есть такие достаточно интересные и успешные проекты. На тех же американцев посмотреть, которые на юниорских чемпионатах мира пять лет подряд золото брали. С другой стороны, смотришь – я даже специально для себя выписал – они-то как раз в этих молодежных чемпионатах идут на последних местах, потому что они младше тех, кто играет по молодежке. А у нас как раз тенденция обратная. Юниорка у нас практически всех обыгрывает. Мало где они встречают сопротивление. Понятно, есть у нас сильные школы, те же Ярославль, Челябинск, ЦСКА. Все эти команды никуда не делись и школы там продолжают достаточно хорошо работать. Опять же получается, что эти ребята помладше обыгрывают большую часть команд МХЛ, которые старше их.
Да, ребята постарше. Но лучшие старшие ребята сейчас играют в КХЛ. В
U-20 два человека, которые у нас заиграны в МХЛ, они были в сборной на чемпионате мира. На два года постарше ребят. Там ребята не такие мастеровитые, которым еще расти и расти для того, чтобы попасть в КХЛ. А здесь собраны лучшие ребята своего возраста. Статистику приводили: у нас в основном в Лиге играют 274 человека. И это возраст U18. Остальное идет – 234, 237. Ребята они все мастеровитые и хорошо подготовленные. Они тренируются по два-три-четыре часа в день на базе. У них есть желание, они на каждый матч выходят проявлять себя, у них есть цель попасть на чемпионат мира со сборной России.

– У нас раньше было достаточно много противников уменьшения площадок. Сейчас даже как-то слышны разговоры уже другие. Причем, если раньше президент ФХР Владислав Третьяк был ярым противником того, чтобы уменьшать площадки, то сейчас даже странно от него слышать, что у нас широкие площадки, и, может быть, их действительно стоит уменьшить. Вы человек, который много поиграл за океаном как раз на уменьшенных площадках. На ваш взгляд, может быть, нам действительно стоит перейти на эти узкие площадки, уменьшенные?
В плане хоккея интереснее играть на маленькой площадке. Более динамичная игра, быстрее все происходит, и соображать игрокам приходится активнее. Сразу видно мастерство игроков, кто может быстро распорядиться шайбой и увидеть партнера. Мне на более маленькой площадке интереснее играть, нежели на большой.

– У вас такие были партнеры, которым просто нужно было в нужный момент оказаться в нужном месте.
Хорошие партнеры. С ними и на маленьких, и на больших площадках здорово было играть. Я думаю, и для зрителей будет интереснее, если площадки уменьшатся. Это же совсем другой хоккей. Все быстрее, больше моментов перед воротами. Шайба быстрее доходит на пятак.

– Олимпийские игры. Все у нас как-то не складывается в последнее время. На ваш взгляд, в чем есть проблема? Вроде бы у нас и команда собирается хорошая, все складывается в нашу пользу. Можно вспомнить Турин в 2006 году, когда обыграли в тяжелейшем матче канадцев. Казалось бы – еще два шага. Но не получается. Перед Ванкувером наша сборная была в фаворитах… Чего не хватает?
Тяжелый вопрос очень. Я даже до сих пор не могу ответить себе, чего нам не хватило в Ванкувере. Вроде бы отличная сборная была, играла хорошо, все друг друга понимали, знали. Все готовились, настраивались… Но такой провал с канадцами произошел… Тогда они у нас по праву выиграли. Сейчас в Сочи у нас была сильная сборная. Опять же не смогли сыграть в командный хоккей для того, чтобы победить.

– Не могу вам вопрос этот не задать, потому что у мне все время говорят: как встретитесь с Алексеем, обязательно у него спросите. Так вот, «Крылья Советов», что дальше будет с этой командой? Болельщиков у нее в свое время было очень много. Сейчас, к сожалению, так все складывается – есть какие-то подвижки? Что ждет, какая перспектива у команды «Крылья советов»? Увидим ли мы возрожденные «Крылья»?
Увидим или не увидим – это тяжело сказать. Работа ведется определенная. Есть заинтересованные люди, есть договоренности с владельцами дворца. Они идут на помощь, «Крыльям советов» готовы помогать. Сейчас работа ведется, надеюсь, в ближайшем будущем расставим все точки на
i.

– Но она будет заявлена пока в молодежной?
Конечно же там есть план восстановления «Крыльев», он разработан. В КХЛ дворец сейчас не готов, придется переконструировать старенький. Но его можно сделать. Нужно будет создавать сначала команду в МХЛ, чтобы ребят своих вырастить, а не покупать. Это огромные деньги, для того, чтобы команда играла – целая команда высококлассных игроков. План есть, есть и спонсоры, заинтересованные в том, чтобы возродить «Крылья».
Надеемся на лучшее.


Спорт FM

Поделиться