Поделиться
31.07.2017 в 11:48

Дорога в МХЛ. СКА-1946

Сборы определённо не самая вкусная часть хоккея, но что мешает нам их попробовать и разобрать на составляющие?

МХЛ продолжает рубрику, в которой новички команд прямо по горячим следам рассказывают о том, как проходят их первые профессиональные предсезонные сборы.

Сегодня с нами на связи СКА-1946 и его новички Илья Алтыбармакян, Павел Кузнецов и Антон Шохов, которые поделятся информацией о том, живут ли в режиме военного положения невские армейцы.

Но сначала выясним, что связало ребят с хоккеем.

алтыбармакян1.jpg
Илья Алтыбармакян



Илья: В хоккей попал, можно сказать, случайно – у мамы была астма, и чтобы мы с братом не болели, нас привели на лёд. Мы с Андрюхой особо не возникали, а потом и вовсе хоккей понравился – играл в своё удовольствие, а родители делали всё, чтобы так и продолжалось. В детстве я особо не напрягался, родители прилагали все усилия к тому, чтобы я был расслаблен и получал удовольствие. Нас с братом поднимали в пять утра, готовили покушать, возили на тренировку, после давали ещё покушать и отвозили в школу – это и было моё хоккейное детство. Конечно, вставать в пять не очень приятно, но когда вспоминаешь, что едешь на тренировку, а не в школу, сразу подскакиваешь и идёшь умываться.

- Ещё в детстве начал понимать, что хоккей мне дороже всего - это было моё удовольствие, моя мания. Пропускали уроки, пропускали репетиторов. Как себя не вспомню, всегда торопился на тренировку. Можно было бы её пропустить, конечно, например, из-за врача, но я думал: «Зачем это, если мне хоккей очень нравится, и я хочу на лёд». В эти моменты и начал понимать, что этот вид спорта стал моей жизнью.

шохов1.jpg

Антон Шохов
Антон: В хоккей меня привел мой папа, когда мне было восемь лет. Он долго думал, чем меня занять. Был даже такой момент, что я занимался одновременно в школе искусств, плаванием и хоккеем. В конце концов, мой выбор пал именно на этот вид спорта. Четыре года отыграл в нападении, а потом мой первый тренер Мальцев Сергей Александрович перевел меня на позицию защитника, с тех пор играю только в этом амплуа. До сезона 15/16 я играл за свой родной «Нефтяник» («Нефтяник-Югра» Сургут – прим. МХЛ). Там со смещением сломал ключицу, мне поставили металлическую пластину со сроком на полгода, а в конце сезона 14/15 я отправился на просмотр в СДЮШОР СКА. Меня приняли, но окончательно понял, что связываю жизнь с хоккеем только сейчас, после того, как подписал контракт со СКА-1946.

кузнецов1.jpg
Павел Кузнецов

Павел: Моя хоккейная история длинная и интересная. Я начал заниматься в шесть лет. Живу в Петергофе, поэтому и первый раз на лёд встал там же. Мой папа работал автомехаником, и однажды к нему приехал знакомый, чтобы починить машину. У мужчины был кашель и насморк, в разговоре папа поинтересовался, что с ним произошло. Тот рассказал, что в Петергофе есть каток, где проходят тренировки по хоккею. Когда мы первый раз приехали туда, меня не пустили на занятие, сказали, что сначала нужно сходить на массовое катание, попробовать себя. Не стали долго ждать, и в этот же день пришли туда: мне хватило и пяти минут – заболели ноги. Но мне так нравилось, что я не хотел уходить со льда – через боль и слёзы катался на коньках. На следующий день снова пришли на тренировку, и я вышел
первый раз на лёд уже с ребятами: все они быстро катались, с клюшками и шайбами, а я еле держался. Но горел желанием их догнать, думал, что ничем не хуже их, и хочу играть в хоккей. На один уровень с ними я вышел через месяц. Позже в Петергофе сгорел каток, и нашей команде пришлось ездить в Колпино рано утром, чтобы тренироваться и не терять свою форму. Но, понятное дело, что такой график выматывал, и мы выступали не на лидирующих позициях. В итоге, руководством было принято решение объединить две команды: СКА-Петергоф и СДЮШОР СКА. В момент объединения у меня был перелом локтя – получил его в игре, выбыл на весь сезон. Перенёс две операции, были спицы и физиотерапии. Такое даже врагу не пожелал бы. Из-за этого моё попадание в состав объединённой команды было под вопросом. К счастью, прошёл в состав, в СКА-2000 сразу закрепиться в первых звеньях не получалось, но я не сдавался, работал. И в итоге получил место в первом звене.

Кандидаты в молодёжную команду этим летом не позволяли себе большого перерыва в тренировках. Не потерять форму за каникулы - задача минимум. Куда важнее её набрать, чтобы выйти на уровень молодёжки. Тяжело ли ребятам дался level-up и какое послевкусие оставил первый сбор?

Илья: Конечно, готовился перед сборами, раньше я и к сезонам в СДЮШОРе готовился, но тут старался больше всего. Катался на льду с Андрюхой и с более взрослыми ребятами, брат постоянно давал советы, где и как себя вести, что делать и так далее. Благодаря этому было намного легче освоиться, также помогали старшие ребята - со многими я был знаком ещё со СДЮШа, с остальными познакомился уже в ходе тренировок. В принципе, сборы как сборы, конечно посложнее, чем раньше, но со всем справляюсь, пока без сюрпризов. В первый день сборов был тест три километра и футбол - немного трудновато, но вроде хорошо пробежал, даже удивился результату. Впечатления положительные - ведь это всё-таки первый день с МХЛ. Сразу почувствовал разницу между школой и профессиональным хоккеем. По итогам первого сбора со СКА-1946 могу сказать, что приобрёл большой начальный опыт: катались по два раза в день и много играли. Я привыкал к скоростям, старался равняться на старших и просто получать удовольствие. Нагрузок, как таковых, особо не было, только иногда были тяжёлые тренировки, после которых болели ноги.

Павел: Удивила организация, всё было на высшем уровне. На самих тренировках поначалу было непривычно: новые тренеры, условия, коллектив. Но прошла пара дней и я уже начал думать, что в этой команде не первый год – все очень дружны между собой. Когда мне было что-то непонятно, ребята помогали, подсказывали. Не скажу точно, какие ожидания у меня были перед сбором, но то, что происходит, полностью удовлетворяет. Первый этап был крутым, понравился, конечно же. У меня многое не получалось. Тренеры говорили названия упражнений – некоторые из них я не знал, поэтому приходилось угадывать, что оно обозначает. Бывало, подходишь к упражнению и не знаешь, что делать. Начинаешь импровизировать. Иногда попадал в задание, а иногда – нет (смеётся). Нагрузку перенёс хорошо, очень сильно болели ноги, ходил, как старый дедушка, но всё прошло. Кроссы были – поначалу думал: «Как бы добежать до финиша?» Начинал бег медленно, но потом втягивался и темп рос. Вообще, если честно, бегать я не особо люблю, но приходится. По-другому никак (смеётся). Это мой первый профессиональный сбор – безусловно, хороший опыт на будущее. Почувствовал, что такое уровень МХЛ, что тут всё по-другому: другие скорости и организация.

шохов2.jpg

Антон Шохов

Антон: Нагрузки полностью оправдали все мои ожидания. Я и готовился, и реабилитировался одновременно. На льду тренировался, но немного, потому что не было возможности кататься. Много бегал, посещал тренажерный зал, индивидуально работал с инструктором. Одновременно с этим, можно сказать, залечивал «раны». Сперва сдали тесты: бег 3000 метров, тесты в тренажёрном зале и на льду. Потом были втягивающие тренировки, следом пошли усиленные, начало все болеть. Соревновательный интерес между игроками был обычно на физической основе: круг на скорость, или челнок - от лицевой, до каждой линии и назад. Полезным было всё, было много новых и интересных упражнений для меня, все старался выполнять с полной отдачей. Была, например, очень интересная скоростно-силовая работа в зале по станциям. Были канаты - с ними я встретился впервые. Было ещё такое упражнение, называется "boxing": надо взять две гантели, и начать боксировать, забавно. И это только те упражнения, которые можно просто объяснить. Разнообразия было достаточно, и мне это понравилось.

алтыбармакян2.jpg
Илья Алтыбармакян



На этой предсезонке молодёжная команда СКА использовала новую автоматизированную систему тестирования игроков на льду. Дистанцию довелось пройти не всем, но Алтыбармакян-младший оказался в числе тестируемых. Он и пояснит нам, что к чему.

- Тесты проходили так: каждому игроку выдавали по браслету - перед каждым зачётом на льду ты прикладываешь его к магнитно-информативной стойке, и она определяет игрока, который сейчас побежит. В начале дистанции стояло по двое ворот, и в конце тоже – это были современные секундомеры. Когда ты стартовал, первые записывают твоё время, начинают его отсчитывать. Пробегаешь последние – отсчёт заканчивается. После, когда едешь и отдыхаешь, уже можешь посмотреть своё время на табло. Эти тесты, в первую очередь, направлены на то, чтобы проверить, как игрок быстр на льду - что с шайбой, что без неё. Мне повезло, что я попал в число тех людей, что их проходили - посмотрел на свою скорость, на скорость старших ребят и понял, что надо работать, работать и ещё раз работать.

Если всё ещё не до конца поняли, о чём речь, можно исправить эту проблему визуально: 



Есть ли место смеху на сборах? Не злорадному, когда у партнёра по команде что-то не выходит, конечно.

- В команде к работе все относятся очень серьёзно, ну а после тренировок можно было и посмеяться, - говорит Илья.

- Да, позитиву место находилось, - улыбается Антон.

кузнецов3.jpg
Павел Кузнецов



Одну из историй доверили рассказать Павлу.

- Больше всего заставил смеяться момент, когда мы ехали после тяжёлой тренировки в автобусе в гостиницу, и Кирилл Петьков решил провести нам экскурсию по городу. Взял микрофон и начал рассказывать, что находится по пути к гостинице.

После такого надеемся, что у ребят всё в полнейшем порядке с ориентацией в Петербурге. А на ориентацию на игровой площадке посмотрим в новом сезоне.

Поделиться