Даниил Соколка: Стараемся работать лучше

Поделиться
24.01.2018 в 13:30

Даниил Соколка: Стараемся работать лучше

Даниил Соколка позже всех присоединился к «Снежным Барсам» в нынешнем сезоне, приехал прямиком из Северной Америки. О своём хоккейном пути, юниорской лиге США и переезде в Казахстан Даниил рассказал в интервью.

sokolka_daniil_47.jpg

- Ты у нас новичок в команде, поэтому расскажи немного о себе, например, как началась твоя хоккейная история?
- Сам я из Орска, там и начал делать свои первые шаги в хоккее. Сначала хоккеем стал заниматься старший брат, а когда мне исполнилось три года, отец отдал в ДЮСШ и меня. В итоге, в игре остался я, а брат из-за травмы завершил карьеру. В Орске тренировался девять лет, затем, из-за конфликта отца с руководством, мы перешли в челябинскую школу. Там уже всё было иначе, другой уровень, и ни для кого не секрет - хоккейная школа Челябинска одна из лучших в России.

- Как в итоге оказался в Северной Америке, на другом конце земли?
- После трёх лет в Челябинске переехал в Москву, мне хотелось расти дальше, развиваться. Давно звали в московское «Динамо», но ни я, ни родители не хотели, чтобы я оказался в этой школе. Когда пригласили в ЦСКА - сразу уехал, мне тогда было пятнадцать лет. Правда, там прозанимался от силы месяц, а после этого Игорь Ларионов предложил попробовать себя в США. Посоветовался с родителями, все приняли решение уехать.

- Как дела складывались за рубежом, в странах, где хоккей, как религия?
- Начал в юниорской лиге Детройта, был самым младшим в команде, все парни оказались на два года старше меня. Но Игорь Ларионов говорил, что нужно расти и развиваться со старшими, поэтому в первом сезоне пришлось тяжело: новая страна, другой тип хоккея, всё вокруг на английском, плюс все старше и сильнее меня.

Первая команда называлась «Литтл Сизорс», входит она в юниорскую лигу США. В штате было 20 команд, играющих определенное количество матчей, затем первая десятка борется за Кубок штата. Клубы, выигрывающие кубок штата, в итоге соревнуются в финале юниорской лиги. Мы выиграли турнир штата, поехали на финал, но провалили его… там очень сильный уровень хоккея. Можно напомнить, в США 51 штат, а значит - 51 клуб. Мы в итоге заняли третье место в своей группе, в плей-офф не попали.

В следующем сезоне остался в этой же лиге, но сменил команду. «Ханей Бэйкетс» - так назывался новый клуб, там мы и познакомились с Фёдором Гусыниным, играли в одном составе. Это, по-моему, самый яркий сезон в США, много очков набрали вместе с Федей, тренерский штаб доверял, давал много игрового времени. А последний сезон в Америке провел в лиге колледжей, мы стали чемпионами, но тогда собой оказался недоволен, в результате уехал в Канаду, в главную лигу Квебека.

- Английский для тебя был не родным языком, как быстро выучил его после переезда?
- Мне понадобилось полтора года, чтобы начать свободно говорить и понимать английский, так как приехал я в США, абсолютно не зная его. Первые месяцы на тренировках помогал переводчик, что-то объясняли ребята жестами, на пальцах. Сложно пришлось в школе, так как язык обучения все-таки не родной, а пропускать занятия нельзя, нужно заниматься и стараться, иначе выгонят и из школы, и из команды. Там к этому очень серьёзно относятся, поблажек нет, даже если ты лучший бомбардир.

- Если сравнить лиги, в которых ты поиграл с МХЛ, - весомая разница?
- Наверное, такое сравнение будет не очень корректным, там коробка меньше, другие скорости, причем не только физическая, но и быстрота мысли. В канадском хоккее нужно думать гораздо быстрее, иначе без головы останешься.

- Насколько эти лиги популярны в США и Канаде?
- Очень популярны, практически у всех команд дворцы на 7000 – 10 000 зрителей, люди приходят, стадионы почти всегда полны. И это несмотря на то, что вход платный.

- Что тебе дали четыре года в Северной Америке?
- Прежде всего, узнал хоккей с другой стороны, точнее, открыл для себя новую манеру игры. В итоге, приобрел навыки в России, в США и Канаде, и стал таким, как есть. Хорошо освоил борьбу, особенно в углах, там её очень много. Скорость моя в игре, в катании, в мышлении улучшилась, там не дают подумать.

- И все же, какой хоккей тебе ближе: североамериканский или русский?
- Меня с детства учили русскому, комбинационному хоккею, поэтому сейчас ближе именно он. Здесь умная игра в пас, командная работа, а не просто подхватил шайбу, побежал и бросил.

- Как из Канады перебрался в Казахстан?
- На предсезонных играх в лиге Квебека получил травму, повредил связки на спине. Месяц восстанавливался, но в итоге ждать не стали, сказали, что нужно заявлять команду, а меня не взяли, так как к травмированным хоккеистам там очень осторожно относятся. В итоге агент принял решение: нужно уехать. Так и оказался в «Снежных Барсах», о чем ничуть не жалею.

- Как оценишь свой дебют в МХЛ? Долго перестраивался после Северной Америки?
- Поначалу – да, показалось непривычно, но сейчас вроде бы вкатился. Больше привыкал к спаренным играм, так как в Северной Америке такого не было, во всяком случае там, где я играл. Ну и таких расстояний нет между городами, пара часов на автобусе - и ты уже на арене соперника.

- Немного о делах в «Снежных Барсах», затянулась череда поражений в конце 2017 года, почему?
- Тяжелый вопрос, тренеры с нами постоянно об этом говорят, разбирают моменты. Стараемся работать лучше, в атаке вроде бы создаём хорошие моменты. Но, как я считаю, плохо играем в обороне, допускаем нелепые ошибки, зачастую не помогаем вратарю. Просто нужно быть более собранными на льду, не заигрываться в нападении, все причины в нас самих.

Поделиться

Наши партнеры