ENG

Айгарс Ципрусс: «Не хочу, чтобы этот сезон для ХК «Рига» стал «очередным». Мы будем «кусаться».

Айгарс Ципрусс: «Не хочу, чтобы этот сезон для ХК «Рига» стал «очередным». Мы будем «кусаться».
Главное
27.09.2018 в 12:30
Айгарс Ципрусс: «Не хочу, чтобы этот сезон для ХК «Рига» стал «очередным». Мы будем «кусаться».
Поделиться

В сезоне 2018/2019 команды из столицы Латвии приятно удивляют всех болельщиков – «Рига», как и их старшие товарищи из КХЛ, покинули подвал турнирной таблицы и даже фаворитам матчи с ними даются очень трудно. Новый главный тренер рижан – опытный специалист. Айгарс Ципрусс относительно недавно завершил карьеру игрока – еще в 2008 году он провел 33 матча в КХЛ за рижское «Динамо». Тем не менее, в активе у специалиста работа на тренерском мостике «Динамо» и юниорскими сборными Латвии и Литвы. Пресс-службе МХЛ Ципрусс рассказал, что из своей карьеры игрока применяет в работе с молодежью, о преображении «Риги» и задачах на текущий сезон.

ER1_5354.jpg

- Я начинал карьеру игрока в «Динамо», под руководством таких специалистов, как Владимир Юрзинов, Юрий Репс, Михаил Бескашнов. Но в этой системе мне удалось поиграть меньше года – наступили трудные времена, ребята стали постепенно уезжать в Европу и Америку. Тем не менее, тогда я впервые почувствовал вкус настоящего хоккея и очень многое перенял от своих наставников.

- В 1991 году «Динамо» провело товарищеский матч против «Монреаль Канадиенс». Каким был этот опыт?
- Я был еще слишком молодой, только на подходе к стартовому составу, поэтому в том матче участия не принимал. Но я был на трибунах и хорошо помню ту игру – с точки зрения развития хоккея, визит в Ригу команды НХЛ было большим прорывом, я открыл для себя много новых вещей.

- В 1994 году вы отправились играть в Северную Америку.
- За несколько лет до этого исчезло «Динамо» - костяк команды, конечно, удалось сохранить, но пришли новые спонсоры, руководство. Время было тяжелое. В определенный момент я устал от подвешенного состояния, когда постоянно приходилось думать, будет ли клуб существовать, или нет. Мои друзья Григорий Пантелеев и Сергей Жолток тогда играли в НХЛ. Мы созвонились, они меня поддержали, сказали, что стоит попробовать. Конечно, никто не знал, как все сложится, потому что я ехал без драфта. Считаю, что именно в Америке у меня началась настоящая профессиональная спортивная жизнь.

- За 3 года в АХЛ вы сменили 6 команд – почему не удалось нигде закрепиться?
- Дело в том, что я был свободным агентом, меня не выбирали на драфте. Мне всегда приходилось доказывать, что я лучше остальных, но зачастую предпочтение отдавали именно клубным проспектам. В определенный момент я понял, что дальше в АХЛ делать нечего, ведь у меня не было ни одного шанса выбить из состава игрока, который был задрафтован клубом НХЛ. В последней команде, «Маскигон Ламберджэкс», мне предложили остаться, собирались продлить контракт, но мне это было не интересно. Я понял, что играть по такому принципу – не мое. Так или иначе, за 3 года я добрался до фарм-клуба, что весьма неплохо на мой взгляд.

- В 2003 году вы попали в московский «Спартак». Как это получилось?
- После возвращение из Северной Америки я начал европейскую карьеру – шесть лет играл за разные команды СМ-Лиги. Мне захотелось что-то изменить в жизни, а предложение от красно-белых было хорошим. Несмотря на то, что «Спартак» тогда выступал во второй лиге, денег предлагали больше, чем в Финляндии. Над контрактом думал неделю, решающим моментом стало сообщение, что клуб собирается не только выбраться из Высшей лиги, но и занять ведущие позиции в Суперлиге.

- В это время за «Спартак» выступал Илья Ковальчук.
- На самом деле, вокруг нас очень много реально хороших игроков – развитых индивидуально, мастеровитых. Но великими становятся те, кто должным образом относится к своему делу. Илья по отношению был примером. Я с ним не играл, он приходил только на тренировки. Тогда его карьера только начиналась, но было видно, что с таким настроем он своего добьется. Сейчас у Ковальчука есть все, кроме Кубка Стэнли. И у него есть еще пара сезонов, чтобы это исправить.

- Как игрок «Спартака» вы отправились на Олимпиаду 2005 года в Турин.
- Для меня эта Олимпиада была первой, а для всей сборной Латвии всего лишь второй в истории. Все были очень взволнованы. Мы были очень рады, что нам посчастливилось играть на той Олимпиаде, и играть, в общем и целом, неплохо. Еще знаковым для меня стал чемпионат мира 1997 года. Два года до этого Латвия пробивалась в элиту из групп С и B, а в 1997 году мне позвонил президент федерации хоккея и пригласил на первый для новой сборной Латвии чемпионат мира. Тогда в составе были настоящие звезды, такие как Сандис Озолиньш, Карлис Скрастиньш, Олег Знарок. Мы заняли седьмое место, но самое главное - закрепили сборную в элитном дивизионе. С тех пор Латвия никогда не покидала группу А. При том, что поколение сменилось, после нас в сборной играли Янис Спруктс и Лаурис Дарзиньш. Мы вместе играли в Финляндии, но они тогда были еще юниорами. Посмотрите, каких высот они добились: оба участвовали в Олимпийских играх, а Янис еще и в НХЛ поиграл.

- Завершали карьеру игрока уже в КХЛ. Можете сравнить, что изменилось за 10 лет в лиге?
- Лига очень поменялась, а главное, что хоккей очень изменился, стал более скоростной. Иногда сын включает записи моих матчей в КХЛ и мне кажется, что это было 30 лет назад, хотя прошло меньше десяти. Развитие лиги видно. Еще один показатель – интерес со стороны новых клубов из разных стран: сейчас же идут разговоры о возможном включении в лигу команд из других стран. Это говорит о том, что во всей Европе признают в КХЛ перспективную лигу.

- Как сложился ваш переход на тренерскую работу?
- В 2009 году все началось заново – я снова должен был начинать с самого начала, перестраиваться на тренерскую работу. Сильно помогала школа Владимира Юрзинова, я переосмысливал его идеи и применял на практике. Кроме того, я постоянно учусь – езжу на семинары, читаю специальную литературу. Я не могу останавливаться в развитии, не могу сейчас сесть на диван, закурить сигару и с чувством выполненного долга думать, что я все знаю, раз сам был игроком. Хоккей невероятно быстро меняется, но самое главное, что я должен знать новое поколение игроков, я должен понимать своих ребят, вникнуть в их жизнь, понять, чем они живут.

- В последние годы «Рига» являлась аутсайдером МХЛ, неизменно завершая сезон на последний местах. В этом сезоне команда идет в середине турнирной таблицы – что вы изменили после того, как возглавили команду?
- Прежде всего, я сразу постарался изменить отношение ребят к хоккею. Да, мы добавили тренировок, но главное – мы работаем над психологическим состоянием. Просто есть игроки, которые в команде уже пару лет, но по-прежнему не чувствуют вкуса побед. И дело тут не только в том, что в последние годы «Рига» была аутсайдером. Ребята не цеплялись за игры, не было азарта, желания победить. Я до сих пор работаю над этим. Сейчас мы хотим кусаться так, чтобы против нас было очень трудно играть любому сопернику.

- Какую задачу перед командой ставит руководство?
- Конкретной задачи от руководства нет, но мы с ребятами посоветовались и решили, что наша основная задача на сезон – выйти в плей-офф, а дальше уже как повезет. За последние годы к нам немного угас интерес, а я не хочу, чтобы этот сезон стал «очередным», из разряда «как всегда».

- Уже третий сезон в «Риге» выступает ваш сын Ренарс. Как у него успехи?
- Как обычно, разделяем роли: дома он сын, а на поле – игрок. Конечно, бывает, что мы дома обсуждаем какие-то хоккейные моменты, но я не гружу его, подсказываю деликатно.

Поделиться