ENG

Андрей Алтыбармакян: Когда меня выбирал «Чикаго», играл в Ленобласти в пейнтбол

Новости МХЛ
03.07.2017 в 12:17
Андрей Алтыбармакян: Когда меня выбирал «Чикаго», играл в Ленобласти в пейнтбол
Поделиться

Почему воспитанник ХК «СКА-Серебряные Львы» не спешит в НХЛ

Протяженность и звук гудков выдают нахождение абонента в домашнем регионе. Трубку выбранный «Чикаго» на недавнем драфте НХЛ Андрей Алтыбармакян поднимает не скоро, но говорит спокойно, что несвойственно находящимся в роуминге, тем более американском.


— Быстро вы, однако ж, из Чикаго вернулись…
— А я там и не был.

— Как не были? А драфт? — недоумеваю…

Алтыбармакян стал одним из немногих за последние годы истинным воспитанником питерского хоккея, выбранным на заморской ярмарке юниоров. Год назад их четырехлетнее отсутствие прервал Михаил Мальцев, и вот теперь отличился его сверстник и одноклубник по «СКА-Неве».

Текущий год для питомца «Серебряных Львов» пока самый успешный в карьере. К январю он доигрался до Кубка вызова МХЛ и, став одним из лучших там, был вызван на Матч звезд КХЛ. Казалось бы, что еще нужно 18‑летнему хоккеисту для счастья? Заброшенная в цветнике КХЛ шайба? Алтыбармакян и ее организовал. Причем победную для сборной дивизиона Чернышева в финале мини-турнира. И вот теперь драфт НХЛ.

«Ястребы» взяли его в третьем раунде под 70‑м номером. Плохо это или хорошо? Евгений Дадонов в 2006‑м был выбран «Флоридой» 71‑м. Ну а пример неподражаемого Павла Дацюка, которого «Детройт» в 1998‑м «забронировал» аж 171‑м, вовсе сбивает всех с толку.

— Я на третий раунд даже не надеялся, — усмехается Алтыбармакян. — Думал, что, если выберут на драфте, где-то на прошлогоднем уровне Васи Глотова.

— Ваш былой одноклубник по «Серебряным Львам» ушел в «Баффало» в седьмом раунде под 190‑м…
— Вот я примерно на то и рассчитывал. А тут оценили почти в три раза выше. Да и клуб такой классный!

— С детства за «Чикаго»?
— Я в детстве вообще НХЛ не болел. Это друзья увлекались, переживали за какие-то клубы, я же смутно понимал, что такое НХЛ. На драфте я бы любому клубу обрадовался. Но «Чикаго» есть «Чикаго»…

— Кто еще на вас выходил?
— Всего пять-шесть клубов интересовались мной. «Монреаль», «Детройт»… Остальные, если честно, не вспомню.

Не понимал, что рядом Радулов

— По поводу «Монреаля», кстати. Нашел тут вашу фотографию, где вам лет двенадцать, а рядом Александр Радулов в форме «Салавата»…
— Помню-помню. В «Юбилейном» сфотографировались. Я тогда, правда, не очень понимал, с кем рядом стою. Это сейчас Радулов один из двух моих любимых хоккеистов.

— Кто второй?
— Кузнецов.

— Максим Романович?
— Евгений Евгеньевич. А Максим Романович — мой тренер, они вместе с Сергеем Яровым очень помогли мне адаптироваться в МХЛ, на многое открыли глаза в хоккее.

— Скаутом «Чикаго» сейчас трудится былой тренер «Серебряных Львов» Анатолий Семенов. Есть подозрение, что это по его протекции «Чикаго» на вас обратил внимание…
— Насчет протекции не знаю, но по ходу сезона Анатолий Анатольевич, а также Андрей Васильевич Николишин, который тоже работает с «Чикаго», нередко встречались со мной, говорили, что наблюдают за моей игрой, подсказывали, на что нужно обратить внимание. Семенов нередко звонил мне, указывал на нюансы, которые нужно подтянуть. Анатолий Анатольевич вообще очень хороший человек.

— А после драфта какие-то ценные указания от «Чикаго» последовали: над чем работать, что подтягивать?
— Нет. Свои недостатки и без того каждый игрок знает.

— Слышали шутку, что именно под вас «Блэкхоукс» расчищал место, меняя Панарина в «Коламбус»?
— О, этой шуткой меня уже не первый день рассмешить пытаются.

— Еще смеетесь?
— Уже просто улыбаюсь. Я ж понимаю, где я, а где Панарин. Артемий — один из лучших форвардов мирового хоккея…

— …что, впрочем, не остановило менеджеров «Чикаго» от его обмена…
— Ну, как я понял, они пошли на этот шаг, чтобы в дальнейшем уложиться в полоток зарплат. Так что в этой сделке больше бизнеса, чем хоккея.



В НХЛ не спешу, хочу закрепиться в главной команде родного города

— Тем не менее ваша манера игры в чем-то схожа с панаринской: оба небольшие, хорошо на коньках стоите, площадку видите…
— Лично мне сложно сравнивать праворукого с леворуким. По габаритам мы, конечно, схожи, но в целом у каждого игрока своя изюминка, свой, как говорится, неповторимый, индивидуальный стиль. Поэтому я не сторонник сравнивать одного с другим.

— А телефон Панарина раздобыть не пытались? Или других русскоязычных игроков «Чикаго» — пораспрашивать о клубе?
— Пока нет. Я не спешу в НХЛ. Здорово, конечно, что я приглянулся «Чикаго», но на данный момент у меня контракт со СКА, который действует до 2019 года. Я намерен отработать его до конца. Есть большое желание пробиться в «основу» главного клуба моего родного города, закрепиться в нем. КХЛ — вторая по уровню хоккейная лига мира, а СКА — одна из лучших ее команд, действующий чемпион. И если ты закрепишься здесь, это уже будет говорить о твоем уровне.

— В Северную Америку не спешите, потому что Василий Глотов страшилки про ее низшие лиги рассказывал?
— Нет. Вася, кстати, доволен, что уехал. В «юниорке» Квебека, по его словам, очень сильный чемпионат. Он рад такому повороту своей карьеры, а я рад за него. Но у каждого свой путь. Я пока уезжать не собираюсь.

— Это ваша позиция или мнение агента, которое вы приняли?
— Моя. Агент ничего не навязывает. Он обычно говорит: «Поступай так, как хочется, как считаешь нужным». Только подсказывает.

— И почему же вы не спешите в НХЛ?
— Туда, на мой взгляд, нужно ехать сформировавшимся игроком. Как, кстати, сделали тот же Панарин или Кузнецов.

— Один уехал в 23, другой — в 22.
— Есть, конечно, шикарный обратный пример: Никита Кучеров в 19 лет оказался в Юниорской лиге Квебека, а уже через год играл за «основу» «Тампы». Но я не настолько хороший игрок, чтобы так быстро закрепиться в НХЛ.

— В лагерь для новичков «Чикаго» хоть поедете?
— Нет. Может быть, следующим летом решусь. В этот раз к сезону я готовлюсь в Питере.

Родители оказались в шоке

— Так почему вы на церемонию драфта не поехали?
— Мне кажется, туда разумно лететь, когда могут выбрать в первом раунде. А я третьему-то удивился…

— Где находились в тот момент, когда в Чикаго произносили вашу фамилию?
— В Ленобласти. В пейнтбол с ребятами играл. С друзьями и бывшими одноклубниками по «Серебряным Львам» — Алексеем Полодяном и Алексеем Феклистовым, — а также моим братом Ильей организовали команду. Когда игра закончилась, смотрю на телефон — завален сообщениями и пропущенными звонками. Пока их разбирал и пытался понять, с чем меня поздравляют, ребята кричат: «Чувак, тебя “Чикаго“ задрафтовал!». Они быстрее меня эту новость прочли.

— Что ж так невнимательно к драфту отнеслись?
— Да мне казалось, что он попозже начнется. Планировал посмотреть в Интернете, но перепутал время.

— Но событие-то отпраздновали?
— Более чем скромно. Я в десять вечера об этом узнал, приехал домой, родителям говорю: «Так, мол, и так». Смотрю: они в легком шоке. Разлили чай по стаканам, поговорили — собственно, все празднование. У отца, кстати, на следующий день был день рождения…

— Достойный подарок!
— Родители, конечно, очень обрадовались за меня. При этом я сам довольно спокойно ко всему отнесся. Драфт — это ведь, по сути, оценка твоей работы. Вот если бы в первом раунде выбрали, тогда, наверное, были бы другие эмоции…

— А от самого пейнтбола какие эмоции остались? Победили?
— Конечно! Хоккеисты любят всякие такие темы. Следы от шариков, правда, — малоприятное воспоминание об игре. Но нам к синякам не привыкать.

— Клубный контракт такими забавами не нарушаете?
— Ой, кстати, не знаю. Но вы напишите, что мы аккуратненько играли — чисто для здоровья побегали.

— Еще добавлю, что почти не стреляли.
— Да-да, обязательно. Напишите, что это был мирный пейнтбол — кардиотренировка с пневмопушками.

Спорт День за Днем

Поделиться