Поделиться
27.07.2023 в 13:00

«Халтурить со мной бесполезно». Николай Лемтюгов стал главным тренером команды МХЛ

Интервью нового наставника «Атланта».

Нападающий Николай Лемтюгов завершил игровую карьеру после сезона 2019/2020. Экс-форвард выступал в топ-клубах КХЛ и прошёл большой хоккейный путь. Накопленный опыт Лемтюгов третий год применяет в роли тренера. Специалист начал с должности ассистента в «Стальных Лисах», а в межсезонье-2023 возглавил МХК «Атлант». В интервью сайту МХЛ Николай рассказал об особенностях тренерской работы, решении пойти на повышение до главного тренера, предсезонной подготовке и планах на чемпионат.

лемтюгов.jpg

«Тренер зарабатывает авторитет не только за прошлые заслуги»

– Когда поняли, что созрели для работы главным тренером?
– Работая в «Стальных Лисах», пришло понимание, что мне нравится тренировать. В первый год я быстро влился в процесс. На второй сезон появились мысли двигаться вперёд и пойти главным тренером.

– Почему не стали двигаться дальше в роли помощника? Например, в команду ВХЛ или КХЛ.
– Я не спешу в КХЛ. Мне бы хотелось прийти в эту лигу подготовленным и войти в штаб человека, который научит меня работать со взрослыми хоккеистами. Не хочется заходить в КХЛ ради того, чтобы быть уволенным через несколько месяцев. Поставил себе задачу – никуда не спешить, поработать помощником два года, устроиться главным тренером и дальше двигаться вперёд в сторону КХЛ.

– Что ещё нужно понять в тренерстве, чтобы продвинуться в сторону КХЛ?
– В плане тренерской мысли я бы не сравнивал МХЛ и КХЛ. В молодёжной лиге результат дают честность и авторитет. Когда советы тренера работают, и игроки это видят. Тем самым повышается авторитет. В КХЛ совсем другой уклад. Все хоккеисты обученные, нужно только находить сильные стороны каждого и раскрывать их, чтобы они приносили наибольшую пользу команде. С молодёжью большую роль играет психология. Нужно быть на одной волне с игроками. Помогать не только на льду, но и в жизни.

– Вы и на уровне КХЛ обладали бы авторитетом.
– Честно, я бы не рассчитывал на это. Тренер зарабатывает авторитет не только за прошлые заслуги, а благодаря контакту с хоккеистами, когда они понимают, что ему можно доверять и его советы работают. Когда игрок понимает, что идёт честный процесс, который приносит пользу, он всегда будет открыт и уважителен к тренеру.

– В «Стальных Лисах» с нападающими вы действительно были на одной волне. Теперь – вы главный тренер. Новая должность предполагает другие взаимоотношения?
– Переобуваться я не собираюсь сто процентов. Я двигаюсь в том же направлении, но некоторые моменты могу скорректировать, чтобы не допустить панибратства. Пока жизнь не убедила, что моя идеология неверна, я не поменяюсь.

– Замечали, что кто-то из игроков «Стальных Лисов» пользовался вашим подходом? Никто не халтурил?
– Со мной это бесполезно. Игроки периодически переходили эту линию, но мне было достаточно поменяться во взгляде, чтобы пояснить, что человек зашёл на мою территорию.

– Часто такое случалось?
– Нечасто, но бывало. Это всё психология. Игроки иногда забывались, но если вовремя им напомнить, они понимают, что заходят не туда.

– Сейчас вас ждёт совершенно другая ответственность. Готовы к ней?
– Конечно. Я её ни в хоккейной жизни, ни в быту не избегал. Наоборот, иногда даже специально искал, чтобы проявить себя. Прятаться от ответственности я не буду. И никогда не скажу плохого слова в адрес команды. Есть такая поговорка: «Команда делает тренера так же, как и тренер делает команду». Если команда будет умирать за тренера на льду, то и тренер сделает всё ради игроков и будет стоять за них до последнего. Главное – найти взаимопонимание, что мы делаем одно дело и вместе двигаемся вперёд. И, возможно, дальше через некоторое время мы вместе продолжим работать в КХЛ.

«Задача тренера – сделать так, чтобы игрок поверил тебе»

– Кто помимо Андрея Царегородцева войдёт в ваш штаб?
– Павел Валентенко пришёл в клуб раньше меня – в мае. Сейчас работаем вместе с Андреем Ивановичем и Павлом Александровичем.

– Уже поняли, что мыслите в одном направлении?
– Момент притирки только происходит. Изначально коллеги готовились входить в сезон с одним тренером, потом в клуб пришёл я. Нужно время, чтобы полностью понять требования и нюансы работы. Предсезонка – гладкое время, а сезон покажет все недочёты. Нужно окунуться в работу, пройти все трудности, чтобы полностью сплотиться.

– Как прошло первое знакомство с командой?
– Ребята посмотрели друг другу в глаза. Объяснил моменты, которые хочу видеть. Они быстро всё восприняли – на удивление даже придраться пока не к чему. Практика же всегда нужна, чтобы они не расслаблялись (улыбается). Объяснил, что всё решает лёд. Никакие другие темы не могут повлиять на моё отношение к игрокам.

– Когда вы собрали команду?
– Мы начали работать 3 июля.

– Это не рано?
– Есть команды, которые начали тренироваться раньше нас. Самое главное – как построить тренировочный процесс. Нужно грамотно всё спланировать, чтобы команда подошла к сезону в тонусе.

– Довольны, в какой форме игроки пришли на сборы?
– Сложно оценить их форму сейчас, потому что я не видел, какими они уходили в отпуск.

– А как же нулевой срез? Вы же понимаете, как должен выглядеть игрок.
– Я в своё время весил под 100 килограммов и чувствовал себя комфортно. А тренеры говорили мне о лишнем весе. Сейчас хоккей стал другим. Поэтому я и объяснил ребятам, что всё решает лёд. Если кому-то мешает лишний вес, то мы будем работать над этим.

– Предсезонка – самое тяжелое время для игроков. А для тренеров?
– Отличается только нагрузками. Если тренер всегда в процессе, то психологическая нагрузка для него ничуть не меньше, чем физическая для игрока. Постоянно находишься в процессе, следишь за хоккеистами: устали они, или делают вид, что устали. Нужно всё контролировать и вовремя реагировать, чтобы избежать ненужных травм. Взрослый хоккеист где-то может схалтурить. Он знает, что и как нужно делать. А ребёнок приходит на тренировку и отдаёт все силы. Иной раз останавливаешь ребят, просишь выкладываться на 60-70 процентов от максимума. А они не всегда понимают, как это тренер просил сбавить обороты, потому что привыкли к другому подходу. Иногда полезно остановиться и посмотреть на процесс со стороны.

– Как вы готовили предсезонную программу?
– Я, естественно, понимал, как она должна выглядеть. Обсуждали и продолжаем обсуждать все тренировки с помощниками. Анализируем, как команда реагирует и переносит нагрузки. Постоянно идет диалог. План предсезонки я переписывал раз пять. Пообщался с одним уважаемым тренером – взял кое-что у него. Потом с другим – внёс корректировки. Свою предсезонку я несколько раз менял и сейчас доволен, как она проходит.

– Помните, кто из тренеров за вашу игровую карьеру предлагал самую тяжёлую предсезонку?
– Конечно. Я застал Виктора Васильевича Тихонова. При нём бегал 15 по 400 метров. Хорошая тренировка, но нужна ли она? Виктор Васильевич считал, что да. Так игроки проявляли характер. Больше ничего особенного не припомню. Всегда приходил на сборы подготовленным и кайфовал от бега. Кто играл со мной, знают это. Тот же тест Купера, когда мне было под 30 лет, я пробегал за 10:35 с Валей Пьяновым. Финишировали с ним первыми, но мне было 30 лет, а ему чуть поменьше. Я положительно отношусь к бегу, но ко всему надо подходить с умом.

– А как ваши игроки относятся к бегу? Многие молодые хоккеисты называют его самым нелюбимым упражнением.
– Раньше для нас бег был частью жизни. Мы росли без телефонов. Всегда бегали по дворам, жили в движении. Для нас кросс – ерунда. Сейчас молодежь меньше двигается. И отношение к кроссам другое. В нашей команде я не заметил недовольных. Все приняли нагрузку нормально.

– Вы участвовали в тренерской программе от МХЛ. Что узнали нового?
– Полезно пообщались на семинаре с психологом, который высказывал мнение, как вести себя с детьми. Я придерживался своей линии, что с игроками нужно больше общаться, узнавать, как дела дома, как дела с девушкой. Это моя философия. Хочу идти этим путём и так выстраивать взаимоотношения.

– Молодой парень в 16-17 лет может и не довериться тренеру.
– Об этом и речь. Задача тренера – сделать так, чтобы игрок поверил тебе. Нужно быть честным с ребятами. Как только тебя поймают на лжи, они перестанут доверять. Всё начинается с раздевалки или зала, когда тренер показывает всё на своём примере. Взять и отнести мячики или барьеры вместе с игроками. Многие, кто прочитает моё интервью, удивятся такому подходу. Но для меня это несложно и абсолютно нормально. Мой авторитет не упадёт из-за того, что я сделаю это. Тренер должен всё доказывать делом – на льду, в зале, в раздевалке – и убеждать через поступки.

лемтюговв.jpg

«Игроки должны хотеть прийти на тренировку»

– Вы часто говорили, что ваш игровой опыт помогает выбираться из тяжелых ситуаций. Можете привести пример?
– В «Лисах» был такой момент. Рассказывать не буду. Те, кто прочитают, поймут, о чём я. Сейчас я даже горжусь, что поменял десять команд, когда играл сам. Я работал с разными тренерами и понимаю, как общаться с разными хоккеистами. Неважно, какой у него характер. Благодарен пути, который я прошёл. За два года работы тренером опыт действительно помогал мне.

– Замечали, что ваши советы работали? Что вы указали человеку на недочёты, он исправил их и через некоторое время становился другим.
– Конечно. Тот же Рома Канцеров, который совершал ошибки, но пытался доказать, что это не так. Но потом мы снова возвращались к моим словам. Я всем игрокам говорил одну фразу: «Вы – молодцы, что прошли свой путь. Но сейчас то время, которое мы могли потратить на развитие, мы тратим на другие моменты вместо того, чтобы двигаться вперёд. Не теряйте времени и не сбивайтесь с шага, по которому вы шли». Кроме Канцерова, назову Никиту Гребёнкина, Никиту Зимина, Иннокентия Рыбина. Возникали разные ситуации, но о них лучше спросить у самих ребят. Приходилось решать разные вопросы максимально быстро, чтобы не потерять время.

– Когда погрузились в тренерство, какие хоккейные моменты открылись с новой стороны?
– Я по-настоящему полюбил хоккей, когда стал тренером. Когда играл сам, любил его не так сильно. Я не смотрел свои игры, не тянулся к разборам. А сейчас, когда ложишься спать, думаешь о том, что нужно разобрать, что нужно пересмотреть.

– В «Атланте» собрания планируются длинные?
– Первое собрание немного затянулось. Оно прошло в диалоге. Мы разбирали моменты, игроки высказывали своё мнение, я переубеждал их. Пока всех убедил, мы немного задержались. В сезоне, если это вопрос от игроков, собрания будут короткими.

– Двери тренерской открыты для каждого игрока?
– Конечно. А как иначе? Это входит в мой подход. У меня контакт со всеми игроками. Утром захожу в раздевалку, желаю всем доброго утра, спрашиваю, как дела. Могу пошутить с кем-то, посмеяться. Игроки должны хотеть прийти на тренировку. А если мы будем мучить хоккеистов, желания вернуться в раздевалку не придёт.

– Прогресс каких игроков «Стальных Лисов» вас особенно впечатлил за два года?
– Андрея Козлова, Максима Кузнецова, Миши Грасса, который набрал «физику», Ромы Канцерова, которого стали вызывать в сборную и высоко выбрали на драфте. Илья Квочко более-менее разгрузил голову и в мой второй сезон стал играть и реагировать на трудности по-взрослому. С низов поднялся Никита Зимин – из ЮХЛ попал в первую команду, тренировался и дебютировал за «Металлург».

– В чём была главная проблема Ильи Квочко?
– Илья просто устал от хоккея. Его разрывали: вызывали каждый месяц в сборную, давали много игрового времени. А когда что-то не получается, парень начинает копаться в себе. Мы много обсуждали это с ним. Илья – молодец, смог переключиться от проблем, которых на самом деле не существовало.

– В «Лисах» мы видели, что команда придерживалась комбинационного хоккея. Какой стиль будет у «Атланта»?
– Будем играть в хоккей. Кто владеет шайбой, тот владеет инициативой. Я не сомневаюсь в своих игроках. Кто сказал, что какой-то парень умеет заниматься только форчеком? Может быть, ему стоит попробовать поиграть в хоккей? Будем делать это, а дальше посмотрим, какие нас ждут результаты.

– Вы говорили, что счёт 6:3 для вас лучше, чем 1:0.
– В детском хоккее – сто процентов. Игроки ошибаются и развиваются. Когда человек придёт в КХЛ, пусть играет на 1:0.

– Чувствуете доверие руководства для такого хоккея? С вас будут спрашивать результат.
– Не вопрос. Я не боюсь этой ответственности. Буду отвечать за результат и игру команды.

Поделиться